Африка и COVID-19. Пандемический парадокс

Почему Африка проходит коронакризис лучше, чем развитые страны Европы и Америки?Сергей Шейхетов, руководитель направления качественных исследований по странам Sub Saharan Africa в компании Kantar и постоянный автор журнала «ПЛАС» и портала «Retail & Loyalty», делится своим видением развития ситуации на Черном континенте.

Африка и COVID-19. Пандемический парадокс

11 марта 2021 года исполнился ровно год с того момента, когда ВОЗ официально объявила о начале пандемии. А вскоре после этого глобальная экономика погрузилась в самый тяжелый кризис со времен Великой депрессии. Конечно, еще рано подводить окончательные итоги, но уже теперь видно, что разные регионы мира переживали этот кризис по-разному. К удивлению экономистов, развивающиеся страны Африки, похоже, проходят этот кризис лучше, чем развитые страны Европы и Америки. Крупнейшие экономики континента — ​ЮАР и Нигерия — ​лишь незначительно сократились, а некоторые страны Восточной и Западной Африки даже ухитрились завершить 2020 год с небольшим ростом.

Конечно, экономический успех Африки обусловлен многими причинами. Это и относительно щадящий локдаун — ​для многих африканских правительств экономический рост всегда был важнее безопасности собственного населения (хотя, например, локдаун в ЮАР оказался одним из самых жестких в мире). Это и относительно меньшая вовлеченность африканских стран в глобальные экономические процессы. Это, наконец, и загадочная для эпидемиологов устойчивость африканского населения, благодаря которой коронавирус на континенте распространялся гораздо медленнее, чем в других регионах мира. В этом контексте гибкость и адаптивность африканских платежных систем также сыграла, пусть и не первостепенную, но все же очень важную роль.

Распространение мобильных платежных систем в Африке началось задолго до COVID‑19, в конце 2010‑х годов. Суть мобильных платежей или мобильных денег, как их чаще всего называют, в том, что их основой является SIM-карта, а не банковский счет. В Африке количество банков всегда было очень невелико. За исключением ЮАР, банковскими услугами пользуются всего лишь 10‑15% наиболее состоятельных граждан. Подавляющее большинство африканского населения никогда в жизни не были в отделении банка, а банкомат видели, максимум, по телевизору.

 

 

В то же время проникновение мобильных телефонов в Африке приближается к стандартам развитого мира. Телекоммуникационные компании еще десять лет назад увидели в этом прекрасную возможность продвигать финансовые услуги в обход традиционных банков. Системы мобильных платежей начинались с обычных P2P-денежных переводов. Однако очень скоро — ​сначала в Кении, а потом и во многих других африканских странах — ​пользователи мобильных денег получили возможность оплачивать покупки и коммунальные услуги, брать мобильные кредиты и открывать мобильные накопительные счета. А после того как кенийская M-Pesa интегрировала свои мобильные деньги с глобальными платежными системами Western Union и MoneyGram, а также с маркетплейсом Alibaba, необходимость пользоваться ­какими-то другими платежными средствами у местного населения фактически отпала.

Пандемия COVID‑19 показала, что мобильные деньги лучше других платежных систем приспособлены для коммерции в чрезвычайных эпидемиологических условиях. Во-первых, мобильными деньгами можно прекрасно расплачиваться дистанционно. Типичная онлайн-­покупка в Африке происходит следующим образом. Покупатель выбирает в Фейсбуке или Инстаграме понравившуюся ему вещь, например, платье или пару обуви (бывает, что и на сайте, но они в Африке менее популярны чем небольшие онлайн-­магазинчики в социальных сетях). Покупатель переводит на мобильный счет продавца аванс и сообщает, куда нужно доставить покупку. После того как покупка доставлена по адресу, проверяет качество и, если все в порядке, переводит оставшуюся часть денег на мобильный счет продавца.

Во-вторых, нет необходимости оставлять данные своей карты на сайте (для многих неопытных онлайн-­покупателей это важное преимущество). Гораздо проще и удобнее осуществляется возврат денег (в случае, если качество товара не устраивает покупателя). Мобильные деньги также очень удобны и для продавцов, поскольку позволяют брать аванс или залог и потом, если это необходимо, мгновенно его возвращать.

Даже в точках продаж расплачиваться мобильными деньгами более удобно и безопасно по сравнению с картами и тем более с наличными. Для того чтобы оплатить покупку, достаточно просто ввести так называемый бизнес-­номер продавца и сумму в приложении на мобильном телефоне. Покупатель при этом не прикасается ни к чему, кроме своего собственного мобильника. Продавец же вообще ни к чему не прикасается и может находиться от покупателя на расстоянии нескольких метров.

Наконец, если карты в Африке принимают только в дорогих магазинах и ресторанах, то мобильными деньгами можно расплатиться практически везде, нужно только, чтобы у продавца был мобильный телефон.

Неудивительно, что в первые недели эпидемии, когда еще никто точно не знал, какие именно меры предосторожности необходимы, в Кении, Танзании, Нигерии и многих других африканских странах на дверях магазинов стали появляться таблички: «Здесь принимают только мобильные деньги».

 

 

Дополнительный стимул мобильным деньгам придали и государственные регуляторы африканских стран. Еще до пандемии они всячески поощряли мобильные платежные системы, поскольку их позитивная роль в экономическом развитии была более чем очевидна. Кроме того, африканским странам гораздо выгоднее, чтобы комиссия за пользование платежными системами оставалась дома, а не отправлялась за океан международным гигантам Visa и Mastercard. В апреле 2020 года, сразу же после начала локдауна, практически все африканские правительства ввели ряд мер, которые еще больше способствовали распространению мобильных платежей.

Была существенно снижена или вообще отменена комиссия на денежные переводы P2P. Например, в Кении Центральный банк распорядился вообще отменить комиссию на переводы на сумму меньше 10 долларов США (до этого она составляла от 1 до 1,5%). Были снижены или отменены платежи за переводы денег из мобильных кошельков на банковские счета и обратно. Конечно, поначалу эти меры ударили по компаниям-­провайдерам, поскольку снизили их прибыль. Однако в конечном счете операторы мобильных платежных систем только выиграли — ​в последующие месяцы оборот мобильных денег кратно вырос.

 

 

Помимо снижения комиссии практически во всех странах континента были увеличены лимиты на переводы мобильных денег. До пандемии пользователь мог перевести в среднем от 1000 до 1500 долл. в день (причем за одну транзакцию можно было перевести еще меньше — ​500‑700 долл.). Такие лимиты были установлены по настоянию регуляторов, чтобы предотвратить отмывание криминальных денег. После начала пандемии лимиты были увеличены в 2‑3 раза, что привело к росту использования мобильных денег и в бизнес-­среде.

К середине 2020 года мобильные платежные системы фактически стали для многих африканских стран тем, чем являются банки для стран Европы и Америки, — ​ключевым элементом финансовой инфраструктуры, без которого экономика не может функционировать. Не все операторы мобильных денег оказались готовы к такой ответственности. В октябре 2020‑го в Уганде произошла одна из самых масштабных хакерских атак в истории мобильных денег, в ходе которой было похищено несколько миллионов долларов. Сумма не такая уж большая, учитывая, что оборот мобильных денег в Уганде в 2020‑м превысил 20 млрд долл. Однако это был первый прецедент, который насторожил операторов мобильных денег и регулирующие органы. На несколько дней в Уганде платежные системы MTN Money и Airtel Money были отключены, что привело к серьезным неудобствам для населения и бизнеса.

Но хакерская атака в Уганде — ​не более чем болезнь роста. Операторы мобильных денег сделали выводы и усилили безопасность своих платформ. Развитие мобильных платежных систем продолжается. Если до пандемии только в одной стране — ​Кении — ​проникновение мобильных денег приближалось к 100%, то сейчас к этой отметке подходят Танзания, Уганда, Руанда, Либерия, Мозамбик, Зимбабве, Замбия. При сохранении существующих тенденций ожидается, что уже через 2‑3 года все взрослое население этих стран будет иметь мобильные кошельки.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных