Журнал ПЛАС » Архив » 2020 » Журнал ПЛАС №8 » 52 просмотра

Закон «О цифровых финансовых активах». Часть 1. Анализируем ключевые термины

Закон «О цифровых финансовых активах». Часть 1. Анализируем ключевые термины

Принятие Закона № 259-ФЗ стало важным событием для финансового рынка. Во-первых, закон определит вектор развития цифровых финансовых активов и цифровых валют в среднесрочной перспективе. Во-вторых, он окажет влияние на формирование понятийного аппарата и принципов регулирования цифровых финансовых технологий в целом, считает Валерий Лопатин, к.э.н., доцент Департамента менеджмента и инноваций факультета «Высшая школа управления» Финансового университета при Правительстве РФ.
 Статья подготовлена в рамках проведения исследований, выполняемых за счет бюджетных средств по государственному заданию Финансовому университету при Правительстве РФ на 2020 г. 31 августа 2020 года Президент РФ подписал Федеральный закон № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон № 259-ФЗ), который вступит в силу 1 января 2021 года (кроме подпункта «б» пункта 3 статьи 17, который вступит в силу с 10 января 2021 года).Этот шаг стал заключительной фазой длительного процесса, началом которого можно считать 10 октября 2017 года — день, когда президент провел совещание по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере. По итогам совещания было выпущено поручение Президента РФ от 21.10.2017 № Пр‑2132, в соответствии с которым был разработан и 20 марта 2018 года внесен в Государственную думу законопроект «О цифровых финансовых активах». Законопроекту был присвоен номер 419059‑7. После более чем двухлетнего обсуждения 22 июля 2020 года законопроект был принят Государственной думой, а 24 июля 2020 года — одобрен Советом Федерации.Принятие Закона № 259-ФЗ стало важным событием для финансового рынка. Во-первых, закон определит вектор развития цифровых финансовых активов и цифровых валют в среднесрочной перспективе. Во-вторых, он окажет влияние на формирование понятийного аппарата и принципов регулирования цифровых финансовых технологий в целом.По структуре закон включает в себя 27 статей, которые охватывают следующие группы правовых норм:1.  Предмет регулирования и сфера действия закона, определения основных терминов (статья 1);2. Выпуск, учет и обращение цифровых финансовых активов, включая регулирование деятельности операторов информационных систем и операторов обмена цифровых финансовых активов (статьи 2‑13);3. Оборот цифровой валюты (статья 14);4. Внесение изменений в другие законы (статьи 15‑26);5. Порядок вступления закона в силу (статья 27).Далее в работе приведены комментарии к терминам статьи 1 Закона № 259-ФЗ, основные положения закона в части выпуска, учета и обращения цифровых финансовых активов, а также основные положения и комментарий к Закону № 259-ФЗ в части оборота цифровых валют.Закон № 259-ФЗ определяет ряд новых терминов, включая «цифровые финансовые активы», «цифровая валюта», «распределенный реестр», «узел информационной системы» и некоторые другие.Некоторые термины закона используются в соответствии со значением, установленным другими законами. В частности, термины «информационная система» и «оператор информационной системы» используются в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».Цифровые финансовые активы в новом законе определены как цифровые права, которые:1)  включают в себя:денежные требования,возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам,права участия в капитале непубличного акционерного общества,право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг,2)  предусмотрены решением о выпуске цифровых финансовых активов в порядке, установленном Законом № 259-ФЗ,3)  выпуск, учет и обращение которых возможны только путем внесения (изменения) записей в информационную систему на основе распределенного реестра, а также в иные информационные системы.Цифровая валюта в законе определена как совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе,1) которые предлагаются и (или) могут быть приняты:a) в качестве средства платежа, не являющегося:денежной единицей Российской Федерации,денежной единицей иностранного государства и (или)международной денежной или расчетной единицей,b) и (или) в качестве инвестиций2) в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных, за исключением оператора и (или) узлов информационной системы, обязанных только обеспечивать соответствие порядка выпуска этих электронных данных и осуществления в их отношении действий по внесению (изменению) записей в такую информационную систему ее правилам.В связи с приведенными определениями терминов обратим внимание на два обстоятельства.Во-первых, закон существенно отклонился от цели законопроекта № 419059‑7, сформулированной в пояснении к законопроекту как «закрепление в российском правовом поле определений наиболее широко распространенных в настоящее время финансовых активов, создаваемых и/или выпускаемых с использованием цифровых финансовых технологий, к которым законопроект относит распределенный реестр цифровых транзакций». В частности, закон отказался от определений криптовалюты и токена, которые на сегодня являются самыми распространенными понятиями в сегменте цифровых активов/валют, создаваемых с использованием технологий распределенного реестра.В самом законе (см. приведенные выше определения) выбор был сделан в пользу обобщенных терминов, которые требуют определенных усилий и консенсуса для толкования и привязки к конкретным рыночным понятиям, что существенно снижает уровень практичности и определенности закона (например, при использовании закона в отношении процесса Initial Coin Offering — привлечения инвестиций путем выпуска токенов).Во-вторых, разработчики Закона № 259-ФЗ отказались от определения цифровой валюты как разновидности цифровых финансовых активов, внеся в регулирование элемент неопределенности, преодолеть который будет достаточно трудно.По мнению автора настоящей статьи, отнесение цифровых финансовых активов к имуществу (фактически к имущественным правам), а криптовалюты — к разновидности цифровых финансовых активов, было
Если у вас есть подписка, нажмите
Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных