Журнал ПЛАС » Архив » 2020 » Журнал ПЛАС №8 » 50 просмотров

CBDC. Не можешь запретить — возглавь?

CBDC. Не можешь запретить — возглавь?

Криптовалюты сегодня использует менее 1,5% населения земного шара. И хотят ли остальные почти 99% человечества использовать криптовалюты или нет, возможно, уже не будет иметь значения в ближайшем будущем, считает независимый эксперт Мария Красенкова, ведущая авторской колонки. Тема, поднятая в этом выпуске колонки, становится особенно актуальной на фоне активного выхода на рынок таких серьезных игроков, как Facebook и Telegram, пытающихся реализовать как минимум два далеко идущих коммерческих проекта — Libra и TON. При этом наши внешние эксперты подсказывают нам, что в ближайшее время за ними, скорее всего, последуют или уже пытаются последовать не менее серьезные китайские игроки. Тогда становится яснее, с чем, возможно, связана активность нынешней администрации президента США на данном направлении.

Регуляторы активно включились в гонку по запуску цифровых валют центральных банков (Central bank digital currency, CBDC или ЦВЦБ,). И хотя концепция CBDC впервые была предложена известным американским экономистом Джеймсом Тобином (James Tobin) еще в 1987 году, отношение к тому, должны ли центральные банки выпускать цифровую валюту, радикально изменилось буквально за последние три года.

По классификации Банка международных расчетов, розничные ЦВЦБ (retail/ general CBDC) — это цифровая валюта, доступная для широкого использования, в том числе юридическими и физическими лицами. Она может дополнять и/или заменять наличные денежные средства и/или выступать в качестве альтернативы традиционным банковским депозитам2.

Исторически центральные банки воспринимали идею об эмиссии национальной цифровой валюты с большой долей скепсиса. Например, еще в 2017 году глава Центрального банка Чили Марио Марсель, выступая на ежегодной конференции Кембриджского центра альтернативных финансов, подчеркивал, что до практической реализации ЦВЦБ пройдет еще много лет3.

Однако необходимость гибко реагировать на экономические вызовы в некоторых странах вышла на первый план, и ряд центральных банков, прежде всего ЦБ Венесуэлы и Riksbank (ЦБ Швеции), подогрели общий интерес к идее выпуска CBDC.

Переломным моментом для многих регуляторов стала попытка коммерческих проектов Libra Facebook и TON Telegram выйти в легальное пространство, создавая юридическую базу для работы коммерческих криптовалют на национальных рынках. Как результат, подход к идее эмиссии цифровых валют у регуляторов стал меняться.

По состоянию на конец 2019 года центральные банки стран, в которых проживает в общей сложности примерно пятая часть населения мира, в рамках опроса Банка международных расчетов сообщили, что они «вероятно, выпустят CBDC в ближайшее время». Доля центральных банков, которые, вероятно, выпустят розничный CBDC в среднесрочной перспективе (через год-шесть лет), удвоилась в 2019 году до 20% от общего количества ЦБ в мире. А 80% опрошенных центральных банков подтвердили, что занимаются соответствующими исследованиями, экспериментами или непосредственно разработкой CBDC.

Во время пандемии COVID‑19 меры социального дистанцирования, опасения общественности по поводу того, что наличные деньги могут передавать коронавирус COVID‑19, а также новые схемы предоставления мер материальной поддержки G2C еще больше ускорили переход к безналичным платежам и дали дополнительные аргументы сторонникам запуска CBDC.

Теперь цифровая валюта центрального банка больше не выглядит неким утопическим будущим — это уже реальность. Так, например, ФРС США объявила о партнерстве с Массачусетским технологическим институтом для создания своего цифрового доллара. Китай впервые упомянул о перспективе создания CBDC еще в 2016 году, и сейчас он находится на завершающей стадии пилотирования технологии. В начале сентября 2020 года Центральный банк Бразилии объявил о том, что бразильцы могут ожидать появления CBDC до 2023 года. А 10 сентября 2020 года президент Европейского центробанка4, выступая на онлайн-­конференции Deutsche Bundesbank по банковскому делу и платежам в цифровом мире, заявила, что странам ЕС необходим цифровой евро.

Стоимость обслуживания наличных денег по мере массового перехода населения на безналичные платежи стремительно растет, и центральные банки совместно с правительствами начинают работать над альтернативой. Так, по мнению ряда регуляторов, в ­какой-то момент розничная CBDC должна будет заменить все банкноты в бумажниках потребителей.

Эмиссия ЦВЦБ в потенциале может обеспечить решение многих стратегических государственных задач — снизить транзакционные издержки в экономике, повысить собираемость налогов, способствовать выводу бизнеса из тени, обеспечить целевое распределение и контроль за расходованием средств в рамках мер господдержки, обойти санкционные ограничения, обеспечить снижение уровня инфляции и повысить доступность безналичных платежей.

С точки зрения подхода к эмиссии Банк международных расчетов выделяет две базовые концепции цифровых валют центральных банков (возможны комбинации):

Account-­based (balanced): согласно данной концепции, создание ЦВЦБ происходит путем открытия в центральном банке персонифицированных счетов всем экономическим агентам. Особенностями данной концепции являются рост издержек регулятора на ведение счетов и риски дезинтермедиации (снижения роли) традиционных финансовых посредников. Действительно, для коммерческих банков последствия появления такой розничной CBDC могут быть революционными. Например, если у физических и юридических лиц появится возможность получать и хранить средства на счетах в центральном банке, это может спровоцировать массовый отток средств из коммерческих банков. Рядом европейских коммерческих банков уже поднимается вопрос о том, каким образом в такой системе центральный банк будет предоставлять средства банкам для кредитования экономики.

Value token-based предполагает распространяемую через коммерческие банки эмиссию наличности в цифровом виде (токен), замещающую наличные деньги. В таком случае центральный банк снимает с себя значительную часть затрат и рисков, связанных с проверкой и обслуживанием клиентов, предоставлением им дополнительных услуг и сервисов, а также созданием и эксплуатацией технологий и операций. Токены в такой экосистеме будут эффективно представлять собой цифровые версии наличных денег. Однако коммерческие банки опасаются, что запуск таких цифровых денег может упростить выход в финансовую сферу для крупных технологических компаний, что увеличит конкуренцию на и без того низкомаржинальном и конкурентном рынке, еще больше снизив доходы отрасли.

То, в каком виде будет запущена ЦВЦБ в отдельно взятой стране, может сильно варьироваться от государства к государству в зависимости от конкретных задач, поставленных перед регулятором. Однако, в конечном счете, если коммерческие банки могут «торговать семеч- ками», почему бы и центральному банку не начать обслуживать граждан и предприятия напрямую?

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных