Журнал ПЛАС » Архив » 2020 » Журнал ПЛАС №4 » 226 просмотров

Что COVID нам готовит?

Практически все ключевые события и тренды рынка последних полутора-двух месяцев так или иначе связаны с влиянием пандемии COVID-19 на банковский сектор и платежную индустрию. Не случайно ситуациям, складывающимся в различных странах мира, посвящена значительная часть материалов майского номера «ПЛАСа». Какие моменты представляются наиболее важными в России? Как выглядят самые крупные проблемы, с которыми в реальности столкнулись отечественные банки? Какие выходы из создавшейся ситуации они находят?

COVID-19 и банки. Влияние опосредованное, но сильное?

Апеллировать к историческому опыту в нашем случае бессмысленно. Нынешний кризис действительно не имеет аналогов в мировой истории, или же мы о них просто не знаем (если, например, у цивилизации, ныне присутствующей на планете Земля, были предшественницы). Он не похож на предыдущие самой своей природой. Прежние кризисы всегда имели в своей основе некий продолжительный экономический дисбаланс, сегодня же (хотя и при всех признаках последнего) мы столкнулись с пандемией коронавируса – событием, масштабы и последствия которого оказались труднопрогнозируемыми в принципе. По этой причине реально подготовиться к происходящему не было возможности ни у кого.

В то же время уже сегодня очевидно – карантинные меры сильнее всего ударили именно по реальному сектору экономики. Банки же, в свою очередь, оказались лучше других технически подготовлены к новым реалиям, и прежде всего – к дистанционной работе. Российский банковский сектор за последние годы сильно продвинулся в области цифровизации – до 90% обслуживания клиентов и до пандемии осуществлялось онлайн. Сами банки в силу того же высокого уровня цифровизации смогли оперативно перейти на удаленку, обезопасив своих сотрудников и при этом обеспечив обслуживание своих клиентов по каналам ДБО и в офисах в соответствии с новыми требованиями (хотя, стоит отметить, порой не без технических накладок). Однако и им пришлось столкнуться с целым рядом трудностей, связанных в первую очередь с проблемами их клиентов – как физических, так и, в первую очередь, юридических лиц. По мнению экспертов, существенное снижение выручки у ряда малых и средних предприятий из числа ритейлеров вызывает эффект домино: сокращается выручка B2B-сегментов, возникают проблемы с выплатой заработной платы, которые, в свою очередь, вновь оборачиваются снижением выручки торговой розницы. Не случайно с начала пандемии фактически стагнировало кредитование корпоративных клиентов.

Стоит отметить, что снижение потребительского спроса – серьезнейшая проблема малого предпринимательства в России на протяжении многих лет, и теперь она усугубилась еще больше на фоне никуда не девшихся других негативных факторов, включая непомерную налоговую нагрузку (по данным PwC и Мирового банка, ее уровень составляет в РФ 46,2%), которая в последние годы только продолжала галопировать на фоне заявлений первых лиц и дружного хора подпевал самого разного калибра, а также отсутствие доступных кредитов для предприятий, высокую закредитованность населения и постоянно усиливающееся давление со стороны крупных игроков.

Реальные масштабы кризиса начнут просматриваться разве что по итогам второго квартала 2020 года

Таким образом, возвращаясь к влиянию пандемии на банковский сектор, можно утверждать, что на сегодняшний день оно выражается в снижении экономической активности клиентской базы и, соответственно, спроса на банковские услуги в целом. Многие эксперты отмечают: в апреле продажа продуктов, карточные обороты и объемы платежей продемонстрировали существенное снижение, и продолжение нынешней ситуации лишь усугубит ее влияние на бюджеты банков. Как, собственно, и на совокупный кредитный портфель их заемщиков, негативное влияние на который уже сегодня составляет, по разным оценкам, 2–3 триллиона рублей – и это без учета вероятности второй волны кризиса, которая добавит к данному показателю еще как минимум 0,6–1,5 триллиона рублей финансовых потерь.

Таким образом, основным риском сегодня видится снижение способности населения и компаний обслуживать свои долги. И если падение доходов будет долгосрочным, то здесь не помогут никакие кредитные каникулы. Причем в результате принятия соответствующего закона в наибольшей степени недополучат доход те банки, которые в предыдущие годы кредитовали очень активно и рискованно, – у них просто статистически больше проблемных заемщиков, которые подходят под условия предоставления кредитных каникул.

Именно поэтому многие банки уже рассчитывают наиболее вероятные стресс-сценарии и перестраиваются работать по ним.

Государство в роли антикризисного управляющего?

Насколько высоки шансы российской банковской системы выжить в новых реалиях? В целом большинство опрошенных нами экспертов отвечают на этот вопрос с умеренным оптимизмом. Среди их доводов – достаточный уровень финансовой устойчивости, во многом ставший результатом работы Банка России по ликвидации системных рисков в банковском секторе в 2016–2019 гг. Кроме того, регулятор, пусть и не сразу, предпринял ряд мер по поддержке банковского сектора, некоторые из которых показали себя в той или иной мере эффективными. Здесь можно отметить и рекомендации по отмене/переносу сроков выплаты дивидендов, и снижение взносов в систему страхования вкладов, и послабления при расчете ряда обязательных нормативов, и разрешение не учитывать в балансах банков падение цен на нефть и курса рубля в марте. Немаловажными выглядят также разрешение ЦБ реструктуризировать кредиты заемщиков, оказавшиеся из-за кризиса проблемными, без создания дополнительных финансовых резервов, и, наконец, снижение ключевой ставки.

Снижение потребительского спроса – серьезнейшая проблема малого предпринимательства в России на протяжении многих лет, и теперь она усугубилась

Сюда же можно отнести и разрешение со стороны регулятора обслуживать карты с истекшим сроком действия, работу с клиентами по просроченным паспортам. А если для юрлиц наконец-то появится и возможность открытия счетов дистанционно (а не только по упрощенной идентификации, как это обстоит сейчас), можно будет утверждать, что регулятором сделано на этом пути действительно многое.

Впрочем, давать какую-либо объективную оценку в этом плане сейчас еще слишком рано. Реальные масштабы разразившегося кризиса, как и потерь от происходящего, начнут просматриваться разве что по итогам второго квартала 2020 года, а какие-либо прогнозы на этот счет станут возможны лишь в октябре. Именно тогда можно будет объективно про­анализировать и антикризисные меры, принимаемые государством. Причем многое будет зависеть от того, насколько долго продлится карантин, и как быстро начнет восстанавливаться потребительский спрос. А ждать этого с нынешней вертикалью власти и особо ярко проявляющейся неспособностью исполнительного эшелона реализовывать даже тот декларируемый минимум шагов, который необходим для выхода из системного кризиса, особо не приходится.

Регулирование эквайринговых комиссий – за чей счет банкет?

Однако уже сегодня можно утверждать, что активное вмешательство в рыночное ценообразование путем прямого установления размера эквайринговых комиссий в онлайн-коммерции по ряду произвольно выбранных сегментов, а также законодательный запрет на взимание банковских комиссий за прием жилищно-коммунальных платежей к эффективным антикризисным мерам отнести, мягко говоря, не получится. Эксперты сходятся во мнении, что речь в данном случае идет о мерах популистского характера, причем крайне несвоевременных. Пока что попытка «поддержать» и так не обиженный вниманием покупателей в условиях самоизоляции сегмент обернулась лишь сворачиванием банками программ по начислению кешбэка, источником средств для которых выступали именно эквайринговые комиссии. Таким образом, «поддержка» электронной коммерции осуществляется даже не столько за счет банков, сколько из кошелька конечного потребителя, как всегда и происходит в подобных случаях. Отдельные эксперты отмечают, что такие инициативы в самом скором времени могут привести к отмене программ лояльности и переходу в категорию платных банковских сервисов, оказываемых сегодня без взимания платы. А те представители банковской индустрии, которые давно и последовательно рассуждают о нецелесообразности продолжения систем поощрения клиентов, похоже, забыли самое главное – спросить этого самого потребителя.

При этом нельзя забывать, что сегодня банки и так заметно сократили свои комиссионные доходы от операций с банковскими картами на фоне снижения покупательской активности, и «двойной удар» оказывается очень болезненным для их бюджетов. А если вспомнить пословицу о том, что нет ничего более постоянного, чем временное, нетрудно предсказать, что ограничение комиссии в 1% для ряда категорий мерчантов вряд ли можно рассматривать как меру, которая будет отменена с завершением пандемии. И значит, ситуация будет только усугубляться.

При этом из-за отсутствия доступной статистики мы пока не затрагиваем еще одну серьезнейшую проблему, которая по мере снижения остроты пандемии и умелого отвлечения на нее внимания всего российского общества вскоре покажет свой реальный негатив, – речь идет о продолжающейся монополизации в банковской индустрии. И ждет нас, скорее всего, весьма грустная картина!

Готовимся к худшему, надеемся на лучшее?

По мнению ряда экспертов, Банк России и банковская система страны в целом готовы к ухудшению ситуации. При всей серьезности положения это звучит несколько забавно… Банки, возможно, пока не заметили на своих балансах серьезных проблем, но вполне очевидно, что мы находимся еще в самом начале кризиса. По какому бы сценарию ни продолжила развиваться ситуация, нынешняя пандемия заставит государство и бизнес самым серьезным образом пересмотреть свои стратегические приоритеты, да и саму тактику. И это, скорее всего, существенно отразится на сроках и масштабах реализации инициатив и программ самого разного масштаба, включая такие национальные проекты, как Система быстрых платежей, Единая биометрическая система и т. п.

Ясно одно – когда карантин будет отменен, бизнес продолжит решать вызванные пандемией проблемы, в том числе будет всеми силами пытаться восстановить доходность. Что касается банковского сектора, то он, разумеется, не исключение. При этом как в ближайшее время, так и в перспективе 2–3 лет мы станем свидетелями и банкротств, и уходов с рынка, и новых отзывов лицензий.

При этом, по мнению отдельных экспертов, кризис подтвердит важность взвешенного консерватизма, который позволяет снизить потери в такие сложные периоды.

Так или иначе, не забывайте – мы всегда с Вами! Даже во время всевозможных кризисов, пандемий и карантинов, что, безусловно, свидетельствует о важности и прочности нашего общего дела!

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных