Журнал ПЛАС » Архив » 2019 » Журнал ПЛАС №9 »

Платежные системы. Национальные. Региональные. Теневые

Последние десятилетия для многих развивающихся экономик прошли под знаком создания независимых платежных систем. Их появление – не столько дань суверенитету, сколько чисто экономический расчет. О том, что происходит в мировой платежной индустрии, в интервью журналу «ПЛАС» рассказал Алексей Маслов, сопредседатель Комитета по платежным системам Ассоциации банков России, председатель группы пользователей SWIFT в России.

Платежные системы. Национальные. Региональные. Теневые

ПЛАС: Как изменились тенденции в платежной индустрии в мире за последние 20–30 лет?

А. Маслов: Лет 15–20 назад ситуация с платежными системами в мире казалась простой и предсказуемой. Ведущие международные розничные платежные системы (карточные системы и системы денежных переводов без открытия счета) продолжали быстрое развитие, и становилось очевидным, что они выигрывают конкуренцию у локальных и региональных систем. Причины для этого заключались в том опыте, который уже накопили эти платежные системы, и возможности использовать этот опыт в развивающихся странах. Необходимо отметить, что современные международные платежные системы также начинали свой бизнес только в одной стране. Например, JCB была основана в Японии в 1961 году и только в 1981 году начала международную экспансию.

ПЛАС: Всегда ли международные розничные платежные системы легко выигрывали у национальных игроков?

А. Маслов: Некоторым исключением стали системы по переводу средств без открытия счета в странах СНГ, которые активно и часто результативно боролись за своих клиентов. Российские карточные платежные системы, которые возникли после 1992 года, практически исчезли после кризиса 1998 года. Российские системы локальных денежных переводов без открытия счета, которые принадлежали отдельным банкам, также несли риски, связанные с этими банками. Соответственно, после 2000 года доминирование международных розничных платежных систем в России и СНГ только усиливалось, а существующие национальные системы, такие как БЕЛКАРТ и другие, не были полноценными конкурентами для международных игроков. Похожая ситуация была и во многих других развивающихся странах. Но затем она начала меняться.

С 2002 по 2016 год было создано несколько национальных платежных систем в крупнейших странах мира

В 2002 году была создана национальная платежная система Китая China UnionPay. Инициаторами создания выступили Госсовет КНР и Народный банк Китая. Ее акционерами являются более 200 финансовых институтов, крупнейшему акционеру принадлежит не более 6% акций. Система очень быстро развивалась, и к 2010 году, по данным исследовательской компании Retail Banking Research, China UnionPay обогнала Visa и стала крупнейшей в мире карточной платежной системой по количеству эмитированных карт. Такое стремительное развитие, несомненно, оказало влияние на планы многих регуляторов и ведущих финансовых институтов. В 2011 году в Бразилии возникла ассоциация Elo, фактически принадлежащая трем банкам (Banco do Brasil, Bradesco, Caixa). В 2012 году была создана система RuPay в Индии. В 2014-м в России создана Национальная система платежных карт (НСПК), а первые карты «Мир» были эмитированы в декабре 2015 года. Уже сейчас карты «Мир» принимаются в Турции, Беларуси, Армении, Казахстане и ряде других стран. Поэтому платежную систему «Мир» корректнее называть региональной и имеющей реальные перспективы стать международной ПС по примеру China UnionPay, а вовсе не локальной (национальной). В 2016 году в Турции появилась национальная система платежных карт TROY. Таким образом, с 2002 по 2016 год было создано несколько национальных платежных систем в крупнейших странах мира.


«Мир» за пределами России

По данным АО «НСПК», сегодня держатели карт «Мир» за пределами территории России могут обслуживаться в целом ряде стран. Так, по картам «Мир» можно получать в банкоматах наличные денежные средства и расплачиваться в магазинах и кафе в Армении и Киргизии. Все расчеты осуществляются в национальных валютах. К работе с российскими картами готовы сеть банкоматов ВТБ в Казахстане, держатели карт могут снимать здесь наличные в национальной валюте, а также банкоматы ВТБ в Беларуси, где с карты «Мир» можно не только снять наличные, но и выполнить перевод с карты на карту. Кроме того, воспользоваться картой «Мир» можно в Абхазии и Южной Осетии.

В марте 2019 года был подписан договор о сотрудничестве между ПС «Мир» и национальной платежной системой Узбекистана UzCard, в рамках которого прием «Мира» планируется обеспечить в республике до конца 2019 года.

В апреле 2019 года один из крупнейших банков Турции «Ишбанк» приступил к приему карт «Мир» в сети своих устройств, более чем в 6,5 тыс. банкоматов «Ишбанка», 10 тыс. онлайн-магазинов, а также более чем 400 тыс. ТСП.
С июля 2019 прием карт «Мир» осуществляет также «Зираатбанк», сеть которого насчитывает свыше 7,2 тыс. банкоматов и 500 тысяч ТСП.

29 октября 2019 года была успешно проведена операция по карте «Мир»
в POS-терминале первого вьетнамского банка – Акционерного коммерческого Банка инвестиций и развития Вьетнама (BIDV).


ПЛАС: Какова главная мотивация регулятора при принятии решения о поддержке или самостоятельном запуске собственной платежной системы?

А. Маслов: У каждой страны на это свои причины. Но основная из них кроется в элементарном стремлении создать экономически обоснованную модель платежной системы страны. Например, в Индии, где подавляющее большинство транзакций осуществляется внутри страны, создана собственная независимая карточная платежная система RuPay. Если платежи проходят через международные платежные системы, то за эти платежи взимаются комиссии по тарифам, устанавливаемым МПС. Если же они обрабатываются внутри страны, то тарифы могут регулироваться и регулируются локально. Иногда ведущая роль в таких проектах может принадлежать банкам, как, например, в Израиле или в Армении, чья платежная система ArCa принадлежит коммерческим финансовым организациям, хотя создавалась при непосредственном участии Центрального банка Республики Армения. ЗАО «Armenian Card» было учреждено в марте 2000 года со стороны 10 коммерческих банков Армении совместно с Центральным банком. Лицензия на осуществление процессинга по карточным операциям выдана Советом Центрального банка РА 12 февраля 2003 года.

С февраля 2006 года ArСа внедрила систему перечисления коммунальных платежей через интернет, что позволило владельцам карт в безналичном порядке осуществлять выплаты за использованную электро­энергию, газ, воду, связь, приобретать интернет-карты, а владельцам сотовых телефонов – пополнять счет предоплаченных карт связи.

В Узбекистане в 2004 году основан Единый общереспубликанский процессинговый центр, в 2016-м разработано и внедрено программное обеспечение для POS-терминалов Uzcard POS.

ПЛАС: Как вы оцениваете усилия государств, таких как Индия, Бразилия и Турция, по созданию собственных платежных систем для расчетов внутри страны?

RuPay вполне сможет конкурировать по своим масштабам и по имеющемуся потенциалу с любым международным игроком

А. Маслов: Я считаю, что в создании локальных платежных систем эти страны добились заметных успехов, что стало первым шагом на пути к цифровизации платежей. Поначалу локальные платежные системы в ряде стран показывали весьма скромные результаты, и вряд ли можно было говорить о какой-либо серьезной конкуренции с их стороны с международными платежными системами. Но у локальных и у региональных платежных систем в последние годы появилась определенная гибкость и возможность лучше адаптироваться к местным условиям, и в конечном счете им удается эффективно конкурировать за счет более гибких тарифов. Впоследствии регуляторы этих государств решили наладить кооперацию с международными платежными системами, для того чтобы обеспечить локальным картам прием за рубежом.

ПЛАС: Давайте возьмем как пример одну конкретную страну и обсудим текущее состояние и перспективы ее платежной индустрии. Например, какова динамика развития электронных платежей в Индии?

А. Маслов: Если сделать небольшой исторический экскурс, решительные шаги по реформированию финансовой системы в этой стране были сделаны еще в конце XX века. На это время пришлись рост числа иностранных банков, появление кредитных карт, банкоматов и возможности обслуживания по телефону. Последний момент очень важен, так как проникновением интернета могли похвастаться далеко не все регионы страны, особенно отдаленные. Индия вошла в первую тройку стран мира по частоте использования телефонного и интернет-банкинга. Рекордный спрос на цифровые платежи был зафиксирован после проведения в стране демонетизации, когда из обращения было изъято более 80% бумажных денег (в целом результаты данной реформы нельзя назвать однозначными, но это тема для отдельного материала).

Платежный рынок Индии в последние годы отличает появление новых форм дистанционного обслуживания через инфраструктуру идентификации Aadhaar. А возможность платить со счетов через мобильные интерфейсы всерьез расширила потенциал населения с точки зрения использования новой инфраструктуры переводов.

Национальный резервный банк страны (Reserve Bank of India, RBI) сыграл ключевую роль в содействии развитию электронных платежей, сделав обязательной для банков маршрутизацию транзакций на крупные суммы через валовые расчеты в реальном времени (RTGS), а также путем учреждения NEFT (Национальная электронная передача средств) и NECS (Национальная электронная клиринговая служба), которая стимулирует людей и предприятия к переходу на цифровые расчеты.

Очевидно, что Индия является сегодня одним из самых быстрорастущих рынков безналичных платежей в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Поведенческие модели индийских клиентов также, вероятно, будут зависеть от доступности форм-факторов и интернета. Сегодня в стране около 32 млн пользователей ПК, 68% из которых имеют доступ к сети. Финансовым институтам приходится постоянно продвигать электронные платежи, показывая потребителям различные способы, с помощью которых они могут совершать транзакции: банкоматы, интернет, мобильные телефоны.

Благодаря усилиям Национального резервного банка сегодня более 75% всего объема транзакций в стране осуществляется в электронном режиме, включая как валовые, так и розничные платежи. Из этой доли 98% приходятся на RTGS (валовые платежи), тогда как розничные платежи составляют лишь скромные 2%. Это означает, что потребители предпочитают традиционные методы оплаты.

Три с половиной года назад Национальной платежной корпорацией Индии был создан платежный интерфейс Unified Payments Interface (UPI), работающий в реальном времени. Его появление вызвало взрывной рост количества денежных переводов, в том числе за счет открытых API. Работа интерфейса основана на технологии IMPS, позволяющей пользователю быстро перевести деньги со своего банковского счета на счет другого пользователя через виртуальный адрес. При этом цифровое ID генерируется банком.

Государственному банку Индии (SBI) суждено было стать первым банком в стране, создавшим полностью цифровой банк – SBI Digi Bank, не имеющий физической филиальной сети. Все операции и транзакции в этом банке проводятся в рамках ДБО в онлайн-режиме. Клиентам доступны интернет-банкинг и мобильный банкинг, которые включают в себя полный комплекс банковских услуг, в том числе открытие текущих и сберегательных счетов, страховых продуктов, кредита, паевые инвестиционные фонды и многое другое.

ПЛАС: Если обратиться к национальной платежной системе RuPay – какую часть платежей, совершаемых внутри страны, она охватывает?

А. Маслов: Национальная платежная система RuPay была запущена в 2012 году Национальной платежной корпорацией Индии (NPCI), продвигаемой RBI и Индийской ассоциацией банков (IBA). Первоначально работая в качестве НКО, RuPay ориентировалась на потенциальных клиентов из сельских и полугородских районов Индии. Это значительная часть населения страны. В перспективе система будет иметь гораздо более широкий охват, чем МПС, которые всегда использовались для расчетов по картам.

ПЛАС: Насколько развит в Индии финтех, какую роль такие компании играют, и как они воспринимаются банковским сообществом?

А. Маслов: В Индии существует огромное количество финтех-компаний.  Благодаря их усилиям в стране запущена идентификация по номеру телефона, чего пока нет на многих других развитых платежных страновых рынках. Это положило начало работе принципиально новой платежной инфраструктуры. Финтех-структуры обладают серьезным потенциалом в развитии финансовых технологий и уже предлагают рынку широкий спектр различных софтверных решений. 

ПЛАС: Как вы оцениваете перспективы развития платежных карт в Индии?

А. Маслов: Учитывая, что Индия занимает второе место в мире после Китая по численности населения (в 2019 году в стране насчитывалось свыше 1,3 млрд жителей), можно ожидать, что со временем на этом рынке будет обращаться сопоставимое количество карт. Какая-то часть из них будет выпущена в кобейджинге с МПС, какая-то – в виде локальных карточных продуктов. Так или иначе, RuPay вполне сможет конкурировать по своим масштабам и по имеющемуся потенциалу с любым международным игроком. В настоящее время МПС, которые становятся все более гибкими и инновационными, смогут создавать альянсы и сотрудничать с локальными платежными системами. Например, недавно в Индии началась эмиссия карт «JCB – RuPay» – такие продукты будут популярны у индийцев, выезжающих в другие страны.

ПЛАС: Несколько слов о совместном проекте JCB и RuPay. Чем он примечателен?

А. Маслов: Новый продукт «RuPay – JCB» будет работать как карта локальной платежной системы RuPay в банкоматах и POS-терминалах на территории Индии, а за пределами страны – как карта JCB в глобальной эквайринговой сети JCB, которая включает в себя порядка 30 млн ТСП, а также в глобальной сети банкоматов, принимающих карты JCB.

ПЛАС: Сегодня эксперты все чаще используют новый термин «теневые платежные системы» (shadow payment system, shadow payment platforms). С чем связано его появление, и какие системы под ним принято понимать?

А. Маслов: В последние годы наблюдается появление новых игроков, которых недавно начали обозначать как теневая платежная система. Причем под теневой платежной системой подразумевается вся совокупность таких игроков, которые по отдельности называются платформами. В России таких участников рынка мы чаще называем платежными системами в соответствии с законодательством. Они выполняют многие из тех основных платежных функций, что реализуют и МПС, и обычные банки. Принципиальное отличие заключается в том, что эти системы работают за пределами банковского регулирования. Если регулирование традиционных платежных систем на протяжении многих лет было юридически и оперативно интегрировано с регулированием банковской системой, то сейчас на рынке появились принципиально новые игроки. Речь идет о системах по осуществлению различных платежей и переводов, таких как PayPal и Alipay, платформах мобильных денег, таких как M-Pesa, и различных биржах криптовалют, таких как BitMax и Binance. Определяющая особенность всех этих игроков состоит в том, что они работают за пределами банковского регулирования. Отмечу, что уже появляются попытки классифицировать такие системы. Например, можно выделить Р2P-системы, системы денежных переводов, системы мобильных денег, децентрализованные и централизованные системы обмена криптовалют и т. п. В России некоторые из таких игроков вынуждены получать лицензию, таким образом, они находятся в одинаковом положении с другими традиционными игроками (пример – PayPal). Также изменения в законодательстве, принятые этим летом, приведут к тому, что и иностранные платежные системы будут регистрироваться в России.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных