быстрый доступ
16 ноября 2022, 12:51
Количество просмотров 231

Российский private banking. Что осталось сейчас от особой его специфики?

Российский private banking. Что осталось сейчас от особой его специфики?
Российский private banking старается охранить свою специфичность и не исчезнуть окончательно, стремясь перейти к обслуживанию чуть более состоятельных клиентов, чем розница, а также к нишевой консолидированной поддержке собственного бизнеса VIP-клиента и его финансового состояния. Но этот потенциал ему лишь предстоит реализовать — ​считает наш постоянный автор Алексей Гусев, старший советник председателя правления Банка «Центрокредит», преподаватель ФФБ РАНХиГС, ИМЭБ РУДН, НИЯУ МИФИ и РТУ МИРЭА.

С кого и с чего начнем? Непростой выбор

Несмотря на то что клиенты отечественного private banking уже который месяц пребывают в пессимизме, да и сами российские банки не слишком оптимистично оценивают общие перспективы этого направления, на словах все выглядит просто замечательно. Посудите сами: клиенты не уходят, их активы остались под управлением банка и растут, так что и планов громадье, да и специфика отечественного private в нынешних условиях остается такова, что именно он «впереди планеты всей»…

Спасибо санкциям, благодаря которым клиенты массово покидают западные банки, переводя средства в Россию, справедливо опасаясь уже ставшей вполне привычной конфискации под лозунгом «Русские? Тогда еще раз обоснуйте легальность происхождения активов — уже в рамках широкой санкционной трактовки по связям с конкретными компаниями и физлицами». Практика показала, что доказывать свою непричастность приходится клиентам. Презумпция невиновности «почему-то» не работает. Сейчас пресловутая аффилированность весьма широко трактуется западными банкирами, стремящимися обезопасить себя перед собственными регуляторами, особенно в ситуации, когда нет четких критериев. В том же 2014-м, когда закрывались лишь отдельные счета в случае выявления прямой аффиляции, все было гораздо проще, тем более что и эти средства тогда порой удавалось вывести. Поэтому сегодня полным ходом идет «репатриация» средств обратно в Россию, в надежные госбанки, которые хотя и под санкциями, но представляют собой наиболее устойчивые финансовые структуры в сложившейся ситуации.

hand_similar_16.webp
Фото: bs_k1d / Freepik

Такой оптимизм, конечно, радует, но за ним хочется увидеть что-то большее, чем одну лишь неприкрытую успокоительную рекламу. Тем более на фоне позиции иностранных игроков, которые сейчас по сути закрыли мировой рынок private-а для российских клиентов, ставших слишком токсичными, чтобы с ними работать по схемам, сложившимся за последние тридцать лет. И теперь важно найти ответ на вопрос: «А имеет ли новая локальная российская специфика private-а внутри страны право на существование в рамках того же глобального международного private banking?». Особенно исходя из того, что нам необходимо не только выжить, переждав тяжелые времена, но и быть готовыми вернуться с наименьшими потерями к тому старому и сейчас забытому, но доказавшему свою эффективность «разделению труда», когда российский клиент выбирает исключительно западный private, потому что хочет обслуживаться как типичный западный клиент. Ну, а если ему важна хоть какая-то российская специфика в сервисе, то тут уже без российского private-а (или чисто российского фронт-энда в западном же private banking) уже не обойтись. Время доказало, что именно адаптация под такую специфику и позволяет сохранить подобного клиента на обслуживании. Других альтернатив просто нет!

Если внимательно посмотреть на нынешних отечественных VIP-ов как на целевых клиентов, ответ становится ясен. И здесь надо посмотреть, кто конкретно будет работать через отечественный private, для чего и через какие банки. Как оказалось, это вполне закономерное и востребованное продолжение тем, начатых в предыдущих номерах журнала.

Чего сегодня хочет VIP в возрасте 50-55?

Начнем с традиционных клиентов, тех, кто уже чего-то добился и изъявил желание уйти на заслуженный отдых, закрыв свой бизнес в России, выведя все свои активы на Запад и не желая даже сейчас их репатриировать обратно. Аффиляции с Россией здесь нет, так что даже нынешних жестких санкций такой клиент не опасается благодаря широко апробированным технологиям вывода активов в западные банки. Но надо понимать один нюанс: просто так ничего не делать нельзя. Такой «пенсионер» вынужден именно сейчас жестко рвать все связи с Россией, и даже занимать активную антироссийскую позицию, в противном случае его активы могут просто быть легко конфискованы под предлогом их происхождения в стране, против которой введены санкции. Это касается не только активов, выведенных совсем недавно, но и даже в 1990-е. Это обстоятельство именно сейчас вызвало спрос на различных политических и PR-советников, позволяющих оптимизировать имидж клиента в антироссийском направлении.

Возможна и более нейтральная стратегия, но она связана с различными элементами схемотехники по реструктуризации активов — через скрывающие собственника схемы, позволяющие обойти полную прозрачность счетов и операций, через ту же фиктивность владения.

Несмотря на достаточно жесткие меры со стороны западных регуляторов, состоятельные клиенты продолжают пока чувствовать себя свободно, используя уже готовые продукты. Например, те же схемы работы с цифровыми активами, виртуальными цифровыми валютами, с тем же биткоином, популярность инвестиций в который среди этой группы состоятельных клиентов (но также и различного международного криминала) еще с 2014 года объяснялась не только инвестиционными мотивами, но и весьма успешной отработкой как раз данной схемотехники, пока еще непрозрачной для регуляторов. Что мы и наблюдали весной- летом 2022-го, когда был зафиксирован всплеск интереса к тому же NFT и предметам криптоискусства.


magazine-green
Полный текст доступен только по подписке
Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь
Подписаться
Рубрика:
{}Банки и МФО