быстрый доступ
26 сентября 2022, 16:58
Количество просмотров 548

Цифровой тенге. Взгляд Национального Банка Республики Казахстан

Цифровой тенге. Взгляд Национального Банка Республики Казахстан
О развитии одного из первых проектов цифровых валют центральных банков (ЦВЦБ) в СНГ — ​цифрового тенге — ​и перспективах третьей формы национальной валюты Казахстана мы беседуем с Елдосом Куанышбековым, заместителем председателя Центра развития платежных и финансовых технологий НБ РК.

ПЛАС: Каковы были предпосылки реализации проекта введения цифрового тенге Национальным Банком Республики Казахстан? Какие задачи призвана решать такого рода цифровая валюта в целом и какие цели поставлены именно перед цифровым тенге? Какие задачи он должен помочь решить государству и финансовой системе? В каких сферах планируется применять новый платежный инструмент в Казахстане?

Е. Куанышбеков: Пандемия ускорила более длительный переход к цифровым технологиям. Мобильные и бесконтактные платежи уже являются частью нашей повседневной жизни. Новые технологии расширяют свое присутствие в розничных платежах. Стремительно набирает обороты тренд «децентрализованных финансов», который бросает вызов традиционным финансовым моделям. Децентрализованные финансы делают привычные банковские продукты более доступными, развивают преимущества криптовалют и предлагают новые инструменты для саморегуляции финансового рынка. Такая модель повышает риски волатильности финансового рынка, несмотря на ее технологичность, часты инфраструктурные сбои и взломы, мошенничество также является довольно распространенным явлением.

Цифровые валюты центральных банков могут стать ответом на текущие вызовы путем повышения безопасности и нейтральности в новых цифровых платежах, финансовой доступности, инноваций и открытости системы. Центральные банки существуют для защиты денежно- кредитной и финансовой стабильности страны. ЦВЦБ являются инструментом для достижения этих целей.

Проект цифрового тенге ориентирован на развитие и модернизацию Национальной платежной системы РК с целью обеспечения стабильного доступа к недорогим, быстрым, удобным и безопасным платежам для каждого гражданина. Внедрение цифрового тенге является требованием времени: в период пандемии ускорилось развитие небанковских платформ, повысились потенциальные риски влияния частных проектов на денежный суверенитет страны.

Цифровой тенге как третья форма национальной валюты и как важная составляющая платежной инфраструктуры страны может иметь широкую сферу применения ввиду совмещения свойств наличных и электронных средств расчета. Потенциальными стейкхолдерами здесь могут сдать государственные и финансовые организации, бизнес и граждане.

ПЛАС: Возвращаясь к истории вопроса: на каких ключевых моментах базировалась концепция Национального Банка Республики Казахстан? Несколько слов о промежуточных результатах исследования выгод и издержек от возможного внедрения цифрового тенге, проводимого Национальным Банком в 2022 году.

Е. Куанышбеков: В ноябре 2020 года в составе международной рабочей группы из 28 центральных банков Национальный Банк Республики Казахстан (далее — Национальный Банк) начал исследовать вопрос внедрения собственной национальной цифровой валюты.

01-3.jpg


В мае 2021 года был опубликован консультативный доклад для публичных обсуждений «Цифровой тенге», в котором были освещены предпосылки внедрения цифровой валюты центрального банка в Республике Казахстан, основные принципы внедрения и стратегические требования к цифровому тенге, а также подходы к реализации пилотного проекта. По итогам публикации доклада Национальный Банк провел более 50 обсуждений с участниками рынка, локальным и международным экспертным сообществом, а также зарубежными партнерами в лице центральных банков и международных организаций, включая Международный валютный фонд, Банк международных расчетов, Всемирный экономический форум и т. д.

В 2021 году также был разработан прототип технологической платформы цифрового тенге на базе распределенного реестра. На базе прототипа были протестированы основные этапы жизненного цикла цифрового тенге, а также наиболее распространенные пользовательские сценарии, в том числе оплата цифровыми тенге в режиме офлайн. В тестировании также были задействованы участники рынка (два банка второго уровня и одна финтех- компания). 15 декабря 2021 года был опубликован доклад (white paper) об итогах реализации пилотного проекта.

Промежуточные результаты исследования, а также материалы с обсуждений с участниками рынка доступны для широкой общественности и экспертного сообщества на официальном сайте Национального Банка.

В 2022 году запланировано расширение технологической платформы цифрового тенге, а также проведение пилотного проекта с участниками рынка и потребителями финансовых услуг в ограниченном контуре. Также будут проработаны экономические и регуляторные аспекты внедрения национальной цифровой валюты.

В июле текущего года была разработана и опубликована модель, на основе которой до конца 2022 года будет выработано решение о необходимости внедрения цифрового тенге.

Осуществлен запуск коллаборативной площадки Digital Tenge Hub, на базе которой планируется проведение и организация открытых дискуссий по всем аспектам проекта, экспертного диалога с участниками рынка и международными сообществами, а также обучение сотрудников финансовых организаций работе с платформой цифрового тенге.

Национальный Банк привержен политике открытой коммуникации со всеми заинтересованными сторонами и обеспечит широкое вовлечение участников рынка в пилотный проект.

ПЛАС: Теперь поговорим о технологической реализуемости концепции цифрового тенге. Расскажите о ходе пилотного проекта 2021 года и его результатах, в первую очередь — в части реализации базовых сценариев жизненного цикла цифрового тенге: от эмиссии и распределения до покупок и переводов с использованием цифрового тенге.

Е. Куанышбеков: В качестве технологической основы пилота цифрового тенге используется платформа распределенного реестра с открытым исходным кодом. На ее основе была разработана функциональность для поддержки жизненного цикла цифрового тенге с учетом требований к цифровой валюте в Республике Казахстан, сформулированных в докладах Национального Банка и подтвержденных в ходе обсуждений с участниками рынка.

Результаты пилотного проекта 2021 года подтверждают возможность выпуска (эмиссии) цифровых тенге в формате так называемых токенов. Токены будут храниться на цифровых кошельках потребителей, доступ к которым будет организован через каналы, предоставляемые участниками финансового рынка (банки второго уровня, платежные организации).

Потребители смогут расплачиваться цифровыми тенге по аналогии с действующими цифровыми средствами платежа — посредством POS-терминалов с помощью NFC, QR-кодов, биометрических технологий и т. д. При этом потребители получат возможность оплаты и переводов в режиме офлайн, то есть при отсутствии доступа к интернету как у отправителя, так и у получателя средств.

ПЛАС: Чем должен отличаться цифровой тенге от электронных денег и криптовалют в качестве цифровой валюты центрального банка (ЦВЦБ)?

Е. Куанышбеков: Цифровой тенге будет эмитироваться только Национальным Банком Республики Казахстан и будет являться его обязательством. Иными словами, доверие к цифровому тенге обеспечивается гарантией Национального Банка. Для сравнения: электронные деньги выпускаются и обращаются в пределах конкретной системы электронных денег и являются обязательством владельца системы, а стейблкоины и криптовалюты при схожести технологических подходов не могут выполнять всех функций денег как средства обращения, накопления и платежа, а также меры стоимости. У них отсутствует единый эмитент, который мог бы гарантировать защиту интересов держателей, а их стоимость подвержена колебаниям.

ПЛАС: Есть ли, на ваш взгляд, общие объективные причины, подвигающие различные страны к введению цифровых валют центральных банков? Если да, то в чем они заключаются?

Е. Куанышбеков: Стратегические цели внедрения CBDC в разных странах могут различаться в зависимости от локальной специфики. Однако, согласно исследованию BIS, большинство стран ставят следующие цели: диверсификация и повышение устойчивости платежных механизмов, повышение финансовой доступности, повышение эффективности кросс- граничных платежей, улучшение безопасности и конфиденциальности платежей, повышение суверенитета монетарной политики на глобальном уровне.

ПЛАС: Кто является разработчиком платформы цифрового тенге?

Е. Куанышбеков: Национальный Банк Республики Казахстан разрабатывает основу платформы цифрового тенге совместно с Центром развития платежных и финансовых технологий НБ РК. Разработка и тестирование сценариев MVP на платформе проводится в сотрудничестве с участниками рынка — банками второго уровня и финтех- организациями.

ПЛАС: Какие требования предъявляются к банковским системам для подключения к проекту цифрового тенге?

Е. Куанышбеков: В силу высокого уровня развития рынка банковских и финтех-услуг, выбранных архитектурных решений и экспериментального характера проекта более целесообразно говорить о требованиях не к банковской системе, а к потенциальной команде для интеграции банковских мобильных приложений и backend- систем с новой платежной инфраструктурой цифрового тенге, включая наличие ресурсов и компетенций не только для разработки MVP, но и для проведения дополнительной собственной R&D деятельности.

ПЛАС: Какие инвестиции в свои ИТ-инфраструктуры должны будут сделать банки для работы в рамках проекта цифрового тенге (минимум — максимум)? За счет чего эти инвестиции могут окупиться?

Е. Куанышбеков: На данном этапе изучения новой формы валюты концептуальные и технологические составляющие экосистемы ЦТ — технологическая архитектура, роли всех участников рынка, необходимые инвестиции, интегрированные технологические решения — не определены.

На текущем этапе исследования концепции платформы ЦТ мы предлагаем участникам рынка следить за официальными обновлениями информации по проекту, в частности о результатах пилотирования платформы, и начать технологические исследования по основным особенностям ЦТ: 1) использование распределенного реестра; 2) криптографическая природа ЦТ; 3) переводы на близком расстоянии.

02-11.jpg

ПЛАС: В ряде стран в рамках реализации проектов национальной цифровой валюты перед центральными банками ставится задача лишь эмиссии CBDC. Всей работой с цифровой валютой планируется озадачить коммерческие банки. Не видится ли целесообразным пойти по такому же пути и в Казахстане?

Е. Куанышбеков: В проработке аспектов цифрового тенге и реализации пилотной технологической платформы значительная роль отведена именно коммерческим банкам и внешним участникам: участники пилотного проекта проводят собственную разработку приложений и сценариев по основным этапам жизненного цикла цифровой валюты, а также прорабатывают новые возможности ее применения.

Национальный Банк Казахстана при этом предоставляет платформу, на которой проводится эмиссия и обращение ЦТ, а также обеспечивает валидацию транзакций на платформе.

ПЛАС: Есть ли у цифрового тенге преимущества с точки зрения кибербезопасности по сравнению с электронными деньгами и криптовалютами? Потребуются ли со стороны банков дополнительные работы для усиления безопасности цифрового тенге? Нужно ли будет обучать граждан определенным специфическим правилам безопасности при использовании цифрового тенге?

Е. Куанышбеков: Одними из основополагающих принципов внедрения цифровой валюты центрального банка, в частности цифрового тенге, являются защита данных, операционная устойчивость и кибербезопасность. Был проведен обзор тестов на кибератак существующих платформ для цифровых валют центральных банков. Следует отметить, что многие риски зависят от формата дизайна технологической инфраструктуры цифровой валюты и конфигурации различных свой ств в зависимости от требований к системе. Для реализации пилотного проекта ЦТ была выбрана технология распределенных реестров, в том числе по причине безопасности и приватности: это решение позволяло управлять анонимностью, конфиденциальностью и отслеживаемостью транзакций.

Среди успешно протестированных в рамках проекта гипотез была безопасность транзакций. Применение токенов позволяло однозначно идентифицировать эмитента, что гарантировало их подлинность. При этом механизм консенсуса исключает возможность двой ной траты токенов при наличии интернет- соединения на устройствах участников. Тем не менее в дальнейшем предстоит проработать требования и критерии к защите персональных данных пользователей, содержащих банковскую тайну, а также распределение ответственности между участниками.

ПЛАС: Какие видятся риски, связанные с запуском проекта цифрового тенге в экономике Казахстана, и что им противопоставляется?

Е. Куанышбеков: В международном экспертном сообществе обсуждается вопрос «цифрового бегства». Данный термин предполагает оттоки средств из коммерческих банков с беспрецедентной скоростью и масштабом, в том числе в виде трансграничных потоков в связи с потенциальными преимуществами новой валюты. Преимущества можно обозначить в трех аспектах: высокий уровень ликвидности благодаря осуществимости платежей в офлайн- режиме, а также обеспеченность активами НБРК, а не банков второго уровня (БВУ). С точки зрения начисления процента цифровой тенге не будет привлекательным, так как НБРК не рассматривает возможность получения вознаграждения на остатки цифрового тенге. Тем самым при отсутствии процентного вознаграждения на цифровую валюту спрос экономических агентов на нее будет основан не на возможности более выгодно разместить сбережения и средства текущих счетов, а на выборе наиболее привлекательного с точки зрения эффективности и ликвидности средства платежа.

Привлекательность новой валюты с точки зрения суперликвидности остается открытым вопросом, и потенциальный эффект на финансовую стабильность будет зависеть от регуляторных норм центрального банка. НБРК может вводить лимиты на владение и использование или же может управлять распределением между разными формами денег с использованием процентных ставок, а также применять другие регуляторные ограничения для сохранения баланса и стабильности на финансовом рынке.

ПЛАС: Сократит ли запуск цифрового тенге объемы наличных денег в обороте (в перспективе) или объемы традиционных безналичных платежей? Насколько должны ускориться платежи с использованием цифрового тенге? Как это выглядело при проработке самого проекта, и какое подтверждение расчетов показал пилот?

Е. Куанышбеков: В рамках пилотного проекта была рассмотрена теоретическая экономическая модель, которая позволяет проанализировать ряд экономических аспектов эмиссии и внедрения цифрового тенге. В рамках теоретической модели рассматривается влияние эмиссии и перетока ЦТ между экономическими агентами на основе анализа их балансов. Так, по результатам модели, эмиссия ЦТ не приведет к изменению денежной базы и денежной массы в экономике. При этом будут наблюдаться изменения структуры денежного предложения. Эмиссия ЦТ на основе конвертации безналичной формы тенге с текущего счета приведет к снижению объема текущих счетов за счет роста объемов ЦТ. В случае, когда конвертация ЦТ произойдет при использовании наличных денег, в структуре денежного предложения не изменится размер текущих счетов, но произойдет сокращение наличных денег в обращении.

03-3.jpg
Опрос о мотивации ЦБ по внедрению цифровой валюты на разных этапах

Необходимо отметить, что текущая модель в настоящее время не является конечным и исчерпывающим методологическим подходом в рамках экономического анализа ЦТ. Вместе с тем планируется проведение полноценного научно- практического исследования для глубинного изучения макроэкономических эффектов применения ЦТ, которое в том числе будет базироваться на данных, полученных во время опросов потребителей финансовых услуг. Ожидается, что результаты данного исследования позволят дать количественную оценку параметрам, представленным в теоретической экономической модели ЦТ, которая была сформулирована на этапе пилотного проекта.

ПЛАС: Совместит ли в себе цифровой тенге ключевые преимущества наличных и электронных денег, включая обезличенность и независимость от коммуникаций, и если да, то каким образом?

Е. Куанышбеков: На данный момент мы рассматриваем возможность настраиваемой анонимности для пользователя, когда пользователь сможет сам выбирать, показывать ли персональные данные другим пользователям — участникам транзакции, что позволит добиться сопоставимого с наличными деньгами уровня обезличенности. Вопрос независимости от доступности интернет- соединения прорабатывается в рамках R&D-песочницы по направлению офлайн-платежей, и пока идет анализ доступных технологических решений — от квази-офлайн решений до систем криптографически защищенных «холодных» кошельков.

ПЛАС: Несколько слов о дальнейших этапах проекта цифрового тенге. Какими моментами Национальный Банк будет руководствоваться при окончательном принятии решения о запуске цифрового тенге, и какие из условий наиболее критичны:

  • потенциальные выгоды и риски;
  • уровень проработанности технологических аспектов;
  • оценка влияния на денежно- кредитную политику и финансовую стабильность;
  • возможный эффект для национальной платежной системы и ее участников;
  • что-то еще?

Е. Куанышбеков: Каждое из вышеописанных условий является критически важным для дальнейшего внедрения цифрового тенге. В рамках Модели принятия решения о целесообразности будет использоваться целостный подход, предполагающий всестороннее и тщательное рассмотрение этих и других аспектов для вынесения финального решения.

Рубрика:
{}Технологии