26 мая 2022, 16:45
Количество просмотров 983

НППУ. Новые игроки старого рынка?

В начале этого года ЦБ РФ официально анонсировал планы введения в платежный сегмент принципиально нового типа игроков —  небанковских поставщиков платежных услуг (НППУ). О том, какие последствия это может иметь как для рынка, так и для платежного законодательства, мы беседуем с главой АЭД Виктором Достовым.
НППУ. Новые игроки старого рынка?

ПЛАС: Изначально введение института НППУ было предусмотрено Стратегией развития национальной платежной системы на 2021–2023 годы. Как это нововведение отразится на платежной деятельности банков и финтех-компаний? Станет ли конкуренция на этом рынке более острой?

В. Достов: Введение НППУ первого типа (инициаторов платежей) может привести к созданию интересных сервисов и проектов. Я не ожидаю быстрых изменений на рынке — европейский опыт четырех лет функционирования Второй платежной директивы (PSD2) говорит о том, что этот процесс не быстрый и со стороны регулятора, и со стороны бизнеса. Отдельная история — то, что европейские проекты во многом опираются на обязательность открытых API для банков. В текущем законопроекте это не прописано детально и четко.

ПЛАС: Один из видов НППУ, предусмотренных законопроектом, — платежные агрегаторы, которые, как предполагается, смогут предлагать услуги эквайринга. За счет чего в бизнесе, где количество платежных систем ограничено, их тарифы универсальны, а рынок давно поделен, появится ниша для новых игроков? Ведь у крупных игроков в любом случае больше финансовых возможностей для автоматизации процессов, развития технологий и найма персонала. Не говоря уже о том, что у банков-эмитентов при существенной доле операций по собственным картам есть возможность за счет экономии на комиссиях платежных систем предлагать более привлекательные тарифы. Как со всем этим конкурировать небольшим структурам? Предполагается, что поправки в законодательство, разработанные Банком России, позволят не только банкам, но и финтех-компаниям, нефинансовым организациям, а также небанковским финансовым организациям оказывать платежные услуги. Будет ли реализация инициатив по регулированию НППУ содействовать повышению качества и доступности услуг для граждан, а также снижению их стоимости?

В. Достов: Эта история очень сильно зависит от конкретной реализации. Я думаю, что сильно сэкономить в целом на эквайринге не получится — там не очень большой запас маржинальности. Возможно, выстрелят какие-то частные случаи, например вместо классического эквайринга по картам можно будет делать дешевые переводы между счетами в одном банке, как-то задействовать СБП. Но понятных предпосылок к удешевлению услуги чисто за счет институциональной реформы я не вижу.

ПЛАС: В отличие от конструкции для БПА, которому договором с оператором по переводу денежных средств может быть предоставлено право проводить идентификацию, для НППУ законопроектом предусмотрена такая обязанность. Таким образом, очевидно, что НППУ все-таки попадает в число субъектов Закона 115-ФЗ, со всеми вытекающими последствиями, включая обязательство использовать специальный банковский счет НППУ, открываемый в Банке России. С одной стороны, тот факт, что денежные средства агрегатора — НППУ находятся в системе Центрального банка, надежно защищает последние от ситуаций, связанных, к примеру, с отзывом лицензии у расчетного банка. С другой — все операции по данному счету проводятся согласно требованиям к документообороту с Центральным банком. И если ряд требований вполне обоснован для корреспондентских счетов кредитных организаций, то представляется, что счета НППУ, вероятнее всего, с меньшим объемом операций, находятся в жестких рамках регулятора не вполне на своем месте. Ваше мнение по этому поводу?

В. Достов: НППУ однозначно должны быть субъектами 115-ФЗ, в противном случае нас ожидает много неприятностей — от появления новых отмывочных схем до вопросов со стороны ФАТФ. Режим ПОД/ФТ для них может быть упрощен, но о его исключении не может быть и речи. Режим счетов в ЦБ мне обсуждать кажется преждевременным — нужно концептуальное понимание к системе контроля над НППУ. Есть и неожиданные вопросы — если счета будут лежать в ЦБ, будет ли ЦБ делать по ним комплаенс или это будет устроено как-то по-другому. Ведь одно дело — вести корреспондентские счета банков, и совсем другое — счета множества предприятий, совмещающих платежные функции с другими видами деятельности.

ПЛАС: Институт НППУ, предложенный Банком России, имеет понятные аналоги в европейском регулировании — в виде небанковских провайдеров платежных услуг, поставщиков услуги по агрегации платежной информации и поставщиков услуги по инициации платежей. Каковы сходства и различия планируемых российских НППУ с европейскими аналогами? Что из европейского опыта можно было бы перенять регулятору применительно к новому институту в России?

В. Достов: Существенным недочетом является отсутствие в законе аналогов европейских AISP — посредников, имеющих доступ к информации по счетам, но не могущих инициировать платежные операции. Это крайне востребованный в мире сервис, множество людей пользуется им для контроля и оптимизации финансов.

ПЛАС: Ваше мнение, станут ли НППУ полноценным субъектом Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»?

В. Достов: Несомненно, НППУ им станут.

ПЛАС: Насколько велик риск, что создание условий для появления большого количества новых игроков, не подпадающих под жесткие регуляторные требования, как минимум даст возможность организовать прием платежей в пользу нелегальных казино, криптообменников и т. п.?

В. Достов: Такой риск есть, его необходимо тщательно проанализировать как с точки зрения регулирования, так и с точки зрения контроля. Определенные опасения вызывает большое число сущностей, которые может совмещать одно юридическое лицо — оно может быть одновременно платежным агентом, банковским платежным агентом, НППУ.

Европейский опыт говорит, что это довольно долгая история именно из-за подзаконных актов — детальное описание регистрации и работы таких операторов весьма объемно и требует много времени для создания и введения в практику. Разумеется, хочется изначально зафиксировать в законе все вещи, которые очевидно не нуждаются в дальнейшей подстройке. Так, относительно быстрым может быть введение НППУ как агрегаторов, там изменения к текущей модели минимальны.

Нефинансовые организации смогут получить статус НППУ при условии включения в реестр Банка России и соответствия требованиям к минимальной стоимости чистых активов и к ПОД/ФТ, а также при соответствии должностных лиц таких организаций квалификационным требованиям и требованиям к деловой репутации.


PLUSworld в соцсетях:
telegram
vk
dzen
youtube