Журнал ПЛАС » Архив » 2022 » Журнал ПЛАС №1 »

Жаркая центральноазиатская зима. В полушаге от провокации коллективного Запада?

Какими трендами и ключевыми событиями ознаменовался первый месяц 2022 года в России, а также в таких странах Центральной Азии, как Казахстан, Узбекистан и Киргизия? Какое продолжение и географическое развитие эти тенденции могут иметь на фоне текущих событий, в т. ч. геополитических?

Криптовалюта. Казнить нельзя помиловать?

Если говорить о России, то здесь нашим внешним экспертам наиболее важным событием начала года видится прежде всего острая дискуссия вокруг доклада ЦБ «Криптовалюты: тренды, риски, меры». В документе, вызвавшем самый широкий резонанс в обществе, бизнесе и властных структурах, говорится о необходимости введения запрета на организацию выпуска и обращения криптовалюты на территории РФ, а также на использование российских финансовых посредников и финансовой инфраструктуры для осуществления операций с криптовалютами и т. п. Причем разногласия «наверху» приняли столь откровенный характер, что 26 января 2022 года президент Владимир Путин даже вынужден был призвать Банк России и правительство в лице Минфина прийти к единому мнению в вопросе регулирования криптовалюты в России, отметив при этом, что ЦБ не стоит на пути прогресса, выступая за запрет обращения криптовалют в стране. Чем закончится эта дискуссия, покажет лишь время.

Еще одним, менее заметным, но не менее важным событием начала года стало активное продвижение законопроекта, направленного на регулирование деятельности небанковских поставщиков платежных услуг (НППУ). На страницах этого номера вы найдете подробный анализ данных новшеств и их возможных последствий для рынка.

Блэкаут как детектор грядущих системных проблем?

Следующая примета времени, на которую оказался так богат январь 2022 го, это, конечно же, волнения в Казахстане. Характерно, что не успела политическая и социальная обстановка в республике окончательно стабилизироваться (в том числе усилиями воинского контингента ОДКБ), как 25 января показал себя во всей красе достаточно масштабный сбой в энергетической сфере. Несколько регионов того же Казахстана, а также Узбекистана и Киргизии оказались обесточены днем из-за аварии в энергосистеме. Результат: на долгие часы были парализованы общественный транспорт, розничная торговля, водоснабжение и канализация, частично недоступна мобильная связь и т. п. Чему учат нас уроки ближнего зарубежья — что можно из них вынести, в том числе российской власти и бизнесу?

Прежде всего мы имеем дело с очередным поводом задуматься: насколько в целом современные технологии работоспособны при не слишком даже масштабном катаклизме природного, техногенного или политического характера?

 

 

Да, корни случившегося блэкаута лежат еще в эпохе распада СССР, от чьей закольцованной системы энергоснабжения новоиспеченным независимым государствам остались лишь отдельные ветки. Однако нас сейчас больше интересуют не причины, а следствия. Например, анализируя такого рода события, в свете сегодняшних дней выглядящие скорее закономерностью, нежели исключением, не время ли задуматься российским ответственным лицам и структурам, стоит ли, например, делать систему общественного транспорта мегаполиса заложницей одного- единственного источника энергии? Как это практикуется сегодня в Москве, где практически все общественные средства передвижения отдаются на откуп электроэнергии, включая тотальный переход на электробусы? Ведь наряду с более чем сомнительной идеологией проектировки транспортных развязок, эксплуатации в выходные и ночное время выделенных линий и объявления «вой ны» личному автотранспорту все это может привести к масштабным транспортным коллапсам.

К сожалению, мы живем в неидеальном мире, в котором невозможно исключить ни один сценарий развития событий. Поэтому план Б должен иметься всегда. Другой вопрос, на какой сценарий он должен быть рассчитан. Учитывая, что человечество непрерывно воюет на протяжении всей своей истории, но при этом пока счастливо избегает сценариев полного самоуничтожения, можно предположить, что таким сценарием может оказаться, например, участие страны в масштабной конвенциональной вой не. Соответственно, вся стратегия развития ее экономики, в первую очередь национальной инфраструктуры, все планы Б должны быть сформулированы исходя из этого сценария. И, конечно же, из предположения, что национальная система электроснабжения и цифровая инфраструктура (телекоммуникации, ЦОДы, связь с внешними контрагентами) будут разрушены. А если исходить из этой предпосылки, то любые проекты, предполагающие чисто цифровые технологии и безальтернативную зависимость от электроэнергии, могут оказаться по меньшей мере авантюрными. Например, безрассудным было бы полностью ликвидировать физическую наличность и оставить только цифровой рубль, каким бы эффективным средством платежа он ни казался сегодня, в относительно стабильное время.

 

Фото: Denis Kortunov / flickr

 

Этим моментом всерьез озабочены, например, и в Европейском союзе. Так, по словам главы АЭД Виктора Достова, в концепции цифрового евро присутствуют требования к устойчивости при аварийных сценариях. Другое дело, считает эксперт, что рациональнее создать надежную систему энергоснабжения.

Впрочем, ни одна система, как известно, не может быть надежной на 100% или даже на 99,999%. «Последняя миля» может похоронить самые лучшие проекты или будет стоить столько же, сколько предыдущие 99 или 999 км. Это наглядно показало в свое время то же советско- американское соперничество в сфере космических программ, когда в США потратили огромные суммы на проект создания шариковой ручки, способной писать в условиях невесомости, а наши космонавты воспользовались для тех же целей уже изобретенными копеечными карандашами.

На взгляд редакции «ПЛАСа», внешние консультанты такого рода «скачков из феодализма в коммунизм» с полным отказом от наличных либо просто недостаточно компетентны для реализации сколько- нибудь серьезных программ, или (страшно даже подумать, что такое вообще может иметь место в нашей стране) в этих советниках ходят скрытые либо явные коррупционеры.

Как показывает жизнь, с наличными пока расставаться не только рановато, но и просто опасно

Итак, мы плавно переходим к вечному вопросу необходимости выбора методов платежей, который в свете последних событий выглядит не менее остро. Как наглядно показывает опыт наших соседей из Центральной Азии, отключения электроэнергии или массовые волнения практически моментально делают привычные и удобные безналичные расчеты невозможными на длительное время, равно как и парализуют услуги ДБО. Можно ли на этом фоне утверждать, что скоропалительный, а порой и не полностью продуманный отказ от наличных в современном мире — неоднозначный шаг, порой ведущий к дальнейшей дестабилизации обстановки и жизни социума в моменты усложнения ситуации? В этом вопросе опрошенные нами участники рынка единодушны — да, можно и нужно: несмотря на понятное желание центробанков, налоговых служб и иных госструктур осуществлять тотальный контроль личных финансов граждан, полностью расставаться с наличными пока не только рановато, но и просто опасно.

 

 

Эксперты расходятся разве что в своих оценках необходимой доли запаса наличных в деньгах, используемых населением для повседневных покупок. Так, например, финансист Николай Переславский рекомендовал гражданам иметь дома хотя бы месячный запас наличных денег страны проживания.

Со своей стороны, председатель Правления Некоммерческого партнерства «Национальный платежный совет» (НП «НПС») Алма Обаева обращает внимание на то, что если перебои с электроэнергией затянутся, никакой запас наличных денег у населения ситуацию с розничной торговлей спасти не сможет, так как будут в корне нарушены бизнес- процессы между поставщиками и торгово- сервисными предприятиями, не говоря уже о многом другом.

В то же время очевидно, что затяжной тотальный энергокризис возможен лишь при самых трагических развитиях событий, например, при масштабных военных действиях либо катастрофах странового, регионального или планетарного масштаба.

Отключение от SWIFT. Палка о двух концах?

Таким образом, мы логично подошли к теме вариантов новых санкций коллективного Запада на фоне якобы ожидаемого им «российского вторжения». На фоне такой «почти предвоенной» повестки дня угрозы отключить Россию от SWIFT и ввести иные тотальные санкции против нашей финансовой системы озвучиваются с обновленным энтузиазмом, в котором, впрочем, сами «инициаторы» кампании уже запутались. В какой мере эти угрозы можно считать реальными, а в какой — своеобразными «маркетинговыми ходами», призванными не столько оказать давление на руководство РФ, сколько продемонстрировать словесную поддержку партнерам по НАТО, ЕС и вместо снижения собственного милитаристского угара свести решение проблем к дутой и надоевшей всем украинской повестке? Какие факты говорят за вероятность второго варианта?

С одной стороны, мы по-прежнему имеем дело с вполне реальной в техническом плане угрозой — Россия действительно может быть отключена от мировой финансовой системы в течение нескольких минут со всеми последствиями, невзирая на те превентивные меры, которые мы уже успели принять. Чего будет стоить России пережить такого рода изоляцию, сегодня не возьмется прогнозировать никто.

Правда, такая мера гарантированно ударит и по «отключающей» стороне, о чем сегодня открыто заявляют и трезвомыслящие представители ЕС, ссылаясь на невозможность оплачивать импорт углеводородов, а также на избирательность такого рода санкций своих союзников из США, принципиально не ограничивающих ввоз из РФ стратегически важных для американской промышленности и ВПК товаров.

 

 

Возможно, именно это обстоятельство и является сегодня главной гарантией нашего «неотключения». Ведь уверенности, что отрезанная от SWIFT Россия немедленно откажется от своего внешнеполитического курса, ни у кого нет, а собственный ущерб представляется очевидным и ощутимым.

Если же говорить об ответных финансовых мерах, которые РФ могла бы предпринять в ответ на западные санкции, то в первую очередь среди таковых принято называть дедолларизацию российской и китайской экономик. В то же время, как считают некоторые эксперты, сегодня время для такого рода инициатив уже упущено. По их мнению, начинать надо было еще лет двадцать назад, последовательно и профессионально инициируя постепенное формирование альтернативы англосаксонской глобальной финансовой и технологической инфраструктуре. То же справедливо и в отношении идеи «альтернативного» SWIFT: «невозможно было сидеть на двух стульях и инкорпорироваться в 1990-е и 2000-е годы в глобальную экономику на правах бензоколонки, полностью оборудованной западным оборудованием, и одновременно говорить о технологической независимости».

 

Фото: ytimg.com

 

В то же время многие считают: если действовать правильно, такой совместный подход России и Китая и сегодня способен привести к фундаментальным изменениям мироустройства и окончательной потере США роли доминирующей экономики. Важно лишь не забывать, как справедливо предупреждает Виктор Достов, что зависимость от юаня не менее опасна, чем зависимость от доллара. Впрочем, думать нужно везде и всегда — этого правила не отменял еще ни один природный или политический катаклизм!

Уверены, что наряду со многими другими актуальными темами эти моменты будут обсуждаться в ходе Международного ПЛАС-Форума «БАНКИ И РИТЕЙЛ. Цифровая трансформация и взаимодействие», который состоится в Узбекистане 25–26 мая 2022 года. Организатор мероприятия — PLUS-event.

Не забывайте, мы всегда с Вами! В том числе и среди всех сегодняшних разнонаправленных векторов и мейнстримов бизнеса, экономики и геополитики! Что, безусловно, свидетельствует о важности и прочности нашего общего дела!

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных