Весна 2021-го. Время честных выводов и решительных мер

Чем ознаменовалась весна 2021 года для российского банковского сектора и платежного рынка?

Прежде всего стоит отметить дальнейший рост безналичных платежей наряду с повышением активности регулятора, продолжающего последовательно осуществлять замену рыночных механизмов собственной инфраструктурой, используя свои регуляторные возможности. Впрочем, некоторые эксперты считают, что инфраструктура и должна создаваться именно государством, у которого для этого есть ресурсы и властные полномочия, и которое может выражать интересы общества в целом, а не частным бизнесом. Последний при этом должен создавать сервисы для конечных пользователей, используя построенную государством инфраструктуру. А вот созданием бизнес-­сервисов государство не должно заниматься категорически.

В свою очередь, повышение ключевой ставки впервые с 2014 года сразу на 0,5% на фоне официальной статистики о восстановлении экономики представляется экспертам вполне логичным шагом. Другое дело, насколько достоверна эта статистика — ​например, по данным Росстата, цены на продовольствие в России в марте 2021 года в годовом выражении выросли на 7,6%, а BBC оценивает подорожание социально значимых продуктов в 15,6%…

Хочешь мира — ​готовься к асимметричным ответам?

В разрезе геополитических трендов есть все основания ожидать дальнейшего усиления попыток давления со стороны Запада со всеми вытекающими, включая возможное отключение РФ не только от SWIFT, но и от целого ряда других глобальных технологических и информационных сервисов. Очевидно, что если это действительно произойдет, конкурентоспособность российского бизнеса на международном рынке и его взаимодействие с мировым экономическим сообществом в целом еще более ухудшатся.

При этом большинство экспертов сходятся во мнении, что бодрые заверения в том, что Россия якобы сделала полноценную альтернативу SWIFT, напоминают не совсем удачную попытку сохранить лицо и одновременно достойно отчитаться, рискуя при этом ввести в заблуждение высшее руководство страны. Да, у нас действительно активно действует СПФС Банка России, но эта система сегодня используется практически только внутри России за редким исключением в виде некоторого количества внешних партнеров, которые заинтересованы продолжать бизнес с Россией.

 

 

В связи с этим в ответ на обострение санкционной вой­ны против России было бы логичным ожидать дальнейшей активизации и ускорения в стране внутренних процессов по обеспечению технологического суверенитета. Начало этого тренда уже достаточно четко отслеживается — ​к работе подключились первые вице-премьеры правительства. Сроки «импортозамещения» сильно сжимаются, жесткость требований возросла, за их невыполнение госкомпании и органы власти, которые должны решать соответствующие задачи, будут нести реальную ответственность (т. е. наказываться все жестче) — ​в пику относительно мягкому подходу, практиковавшемуся до последнего времени.

И конечно же, значительное внимание будет уделяться информационной безопасности — ​прежде всего из-за невозможности исключить агрессивные действия в этом направлении со стороны недружественных государств (а судя по динамике последних событий — ​тех, кого в недалеком прошлом было принято называть «вероятными противниками»).

При этом остается надежда, что в складывающейся острой ситуации государство ­наконец-то начнет действовать более эффективно и решительно. Например, в части уже упомянутого пресловутого импортозамещения перестанет ограничиваться административным принуждением покупателей ИТ-продукции к выбору отечественных разработок, а более активно займется решением системных проблем на стороне производителя. Хотя бы потому, что в существующей ситуации отечественные производители не хотят, не могут, да и просто не способны производить достаточное количество ИТ-продуктов нужной функциональности и качества. Для этого им необходимы, с одной стороны, помощь со стороны государства, в том числе и финансовая (в большинстве случаев такого рода проекты плохо окупаются либо не окупаются вообще), а с другой — ​разумное принуждение, потому что в его отсутствие производители легко находят более интересные и выгодные проекты, чем те, что связаны с импортозамещением.

Возможно, целесообразным было бы создание некого экспертно-­аналитического центра, который занимался бы разработкой стратегии и достижением реального технологического суверенитета. Например, определил бы наиболее приоритетные критичные направления импортозамещения и сфокусировал на них наши далеко небезграничные ресурсы, вместо того, чтобы годами упорно пытаться решить нерешаемую задачу замещения на отечественные ИТ-продукты всего и вся, и занялся бы выделением и координацией ключевых производителей. Сколько можно гордиться, что в реестре российских программ семь десятков «отечественных» операционных систем при том, что рынку реально нужно не более трех? Надеяться на то, что эти задачи решит рынок, после пяти с лишним лет достаточно безуспешных попыток (а порой и откровенной имитации) ­что-то сделать, не приходится. И раз уж мы действительно переходим, а не просто разглагольствуем о том, что двигаемся в состояние мобилизационной экономики, то должны использовать соответствующие подходы к организации противодействия.

Итак, по всем приметам весна 2021‑го обещает нам напряженный год, богатый событиями, причем в основном очень острого характера. Уверены, что в конечном итоге мы, как всегда, устоим. Но тот факт, что для этого придется приложить максимальные усилия, вопросов не вызывает. При этом пора честно признаться себе, что к решению значительной части архиважных задач мы пока даже не приступали.

НДО. Заметки на полях апрельского ПЛАС-Форума

Что касается наличного денежного обращения, то наиболее показательным событием в этой сфере традиционно стал 12‑й Международный ПЛАС-Форум «Банковское самообслуживание, ритейл и НДО 2021», в рамках которого состоялась крайне актуальная сессия «Стратегии Банка России в разрезе обработки наличных в РФ». С ее итогами вы сможете ознакомиться на страницах этого номера, а сейчас отметим лишь, что основным лейтмотивом оживленной дискуссии стали следующие моменты — в большинстве стран наблюдается устойчивый рост наличных в обращении, при этом доля наличных платежей в розничных транзакциях снижалась — ​так, в России она упала с 60% в 2012 году до порядка 30% в 2020 году.

Одновременно нужно отметить, что в ходе Форума прозвучал тезис, сформулированный руководителем одного из давних партнеров медиахолдинга ПЛАС, ответ на который наше банковское сообщество по-прежнему не может окончательно сформулировать на протяжении последних лет. Он заключается в следующем — ​«Действительно ли в реальности стоимость обработки наличных для ритейлеров в разы дешевле не только традиционного торгового эквайринга, но и приема платежей в рамках СБП?». В то же время «цифровые» апологеты продолжают активно настаивать (используя самые весомые аргументы), что обработка наличных якобы в разы дороже безналичных розничных расчетов. На этом фоне было бы правильным представить наконец на суд нашему платежному сообществу объективный анализ реального положения вещей. Потому что иначе становится проблематичным спорить с экспертами, утверждающими, что «последний тезис применительно к России является большим заблуждением, в то время как для Европы он выступает доказанным фактом…». Хотелось бы верить, что в ходе новых ПЛАС-Форумов и на страницах журнала нам удастся поставить точку в этом споре.

 


Несмотря на весну и пандемию, активность любителей отыскивать на банкнотах пикантные фрагменты пока остается умеренной

 

Отмечая рост наличных в обращении, интересно обратить внимание на еще одну косвенно связанную с этим проблему. В последнее время участились сообщения в СМИ о крупных кражах из банковских ячеек. Суть проблемы в том, что услуга аренды сейфов не является банковской операцией, но ЦБ старательно избегает ее регулирования, в частности, не устанавливает для банков минимальные требования в части обеспечения сохранности ценностей клиентов при сейфовом хранении. В результате отсутствия регулирования стали возможными (и, как видно из сообщений СМИ, активно используются на практике) весьма простые схемы безнаказанного хищения из ячеек. Очень хочется надеяться, что уважаемый регулятор наконец обратит внимание на описанную проблему и займется ее решением. Ведь финансовая безопасность клиентов банков, как нам кажется, является для регулятора одним из наивысших приоритетов.

Защита жертв киберпреступлений. Время пришло?

В свою очередь, на проходившем параллельно 11‑м Международном ПЛАС-Форуме «Платежный бизнес 2021» особое внимание было уделено вопросам кибербезопасности и социальной инженерии, в чем вы сможете убедиться, ознакомившись с итогами мероприятия на страницах этого номера.

Данная тема с каждым годом обретает все большую актуальность, о чем свидетельствует хотя бы недавняя инициатива ЦБ об упрощенной форме возврата средств, похищенных со счетов жертв киберпреступлений. Показательно, что в целом рынок поддерживает эту инициативу, которая представляется нашим экспертам очень своевременной.

Более того, по мнению Алексея Голенищева, руководителя дирекции предотвращения кибермошенничества Альфа-­Банка, крайне важно, что инициатором стал именно Банк России, который ранее выступал апологетом возврата средств потерпевшим только по решению суда. Однако время изменилось, и сейчас регулятор прекрасно осознает, что суды в этом отношении работают долго и неэффективно, более того, не все из них даже принимают такие дела к исполнению. Есть проблемы и со стороны правоохранительных органов, которые зачастую просто не принимают заявления от пострадавших по факту мошенничества или закрывают такие дела без состава преступления либо за отсутствием причастных лиц.

 

 

Именно поэтому нынешняя инициатива ЦБ очень своевременна. Однако крайне важно, чтобы она не оказалась неким мертворожденным документом. Для этого необходимо привлечь к ее разработке и доведению до приемлемого рабочего варианта юристов с опытом работы в данном направлении, а также представителей банковского сообщества, которые давно работают с проблематикой киберпреступлений.

Наряду со многими другими актуальными темами эти вопросы будут обсуждаться, в том числе, в ходе Международного ПЛАС-Форума «Банки и Ритейл. Цифровая трансформация и взаимодействие», который пройдет 1 июня 2021 года в отеле Хаятт Ридженси Ташкент, г. Ташкент, Республика Узбекистан.

Не забывайте, мы всегда с Вами! Даже во время кризисов, пандемий и тотального дефицита OEM-комплектующих, что, безусловно, свидетельствует о важности и прочности нашего общего дела!

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных