Михаил Бернер: «Коронакризис позволил российскому рынку за год пройти трехлетний путь»

О сегодняшнем дне и перспективах российской индустрии платежей, а также о ее месте в бизнесе глобальной платежной системы мы беседуем с Михаилом Бернером, генеральным директором Visa в России.

ПЛАС: Как вы оцениваете роль такого рынка, как Россия, в глобальном бизнесе Visa? Что принципиально изменилось в этом плане за последние шесть лет? Каковы ваши прогнозы на ближайшее и среднесрочное будущее?

М. Бернер: По данным Visa, Россия — ​один из мировых лидеров по переводам с карты на карту и по трансграничным переводам на карты в Visa Direct (переводы из России в другие страны), а с точки зрения темпов роста это одна из ключевых стран для бизнеса Visa. Одновременно за последние 3‑4 года российский рынок вошел в число первых по темпам внедрения новых платежных решений, наряду с некоторыми рынками Северной Америки и Азиатско-­Тихоокеанского региона. По уровню проникновения бесконтактных платежей и мобильных платежных сервисов, а также по количеству и объемам транзакций по цифровым картам Россия, безусловно, среди мировых лидеров развития современных цифровых технологий.

Нельзя не отметить и развитие инфраструктуры. Я хорошо помню, что когда пришел работать в Ситибанк в 2003 году и мы вместе с партнерами из Visa обсуждали запуск кредитных карт, во всей России существовало всего порядка 30 тыс. точек приема карт, а сегодня их уже более 2,5 млн и это число продолжает расти изо дня в день.

Динамика эмиссии тоже впечатляет — ​если в 2003 году в России обращалось несколько миллионов карт Visa, то сейчас их общее число составляет более 120 миллионов карт.

Таким образом, с точки зрения проникновения цифровых платежей Россия сделала колоссальный рывок. И Visa играет в этом процессе очень большую роль. Мы постоянно работаем над тем, чтобы привносить инновационные решения и новые продукты, которые часто впервые внедряем именно в России, внимательно изучаем реакцию рынка и отклик у потребителей, затем развиваем их дальше.

Только за последние 12 месяцев мы запустили 15 различных инновационных решений, которыми сегодня пользуются уже 40 млн человек. Поэтому Россия является для нас одним из самых приоритетных рынков, где мы последовательно реализуем свою стратегию, которая на сегодня состоит из трех основных блоков.

Первый — ​это рост безналичных платежей в целом по традиционным каналам путем улучшения клиентского опыта, привнесения инноваций, а также продвижения новых способов оплаты.

Второй большой блок — ​так называемые новые источники платежей. Это все, что связано с P2P-платежами, с корпоративным сегментом, B2B-транзакциями, корпоративными картами, а также B2G- и C2G-расчетами (от бизнеса и от потребителя — ​к государству).

Третий блок — ​это новые элементы нашего бизнеса, которые касаются главным образом аналитики и консалтинга. Здесь мы видим много разнообразных возможностей, которые очень нужны как банкам, так и финтех-­стартапам, различного рода новым небанковским структурам, которые создают платежные решения в сфере электронной коммерции.

Также среди планов — ​дальнейшее проникновение безналичных платежей в малый и средний бизнес. Это один из наших приоритетов, как и поддержка малого и среднего бизнеса в целом. В 2020 году во время карантина мы провели масштабную кампанию #Прокачайбизнес, чтобы помочь предпринимателям успешнее работать во время пандемии. Как известно, именно малый бизнес в России испытывает наиболее серьезные проблемы на фоне событий последнего года, и наша задача — ​помочь ему полноценно развиваться. В том числе, потому что малое и среднее предпринимательство создает новые возможности для развития рынка безналичных платежей.





Так, одним из наших решений для МСБ, которое было сертифицировано в России в 2020 году, стало решение Visa Tap To Phone, которое позволяет трансформировать любое мобильное устройство на платформе Android в платежный терминал. Например, планшет или смартфон может стать точкой приема бесконтактных платежей. Для этого нужно только загрузить и открыть приложение, заполнить форму онлайн и принять оферту эквайрера. Получив подтверждение эквайрера, предприниматель начинает принимать карты к оплате. Платежи проходят быстро и удобно в любой географической точке мира. Таким образом малый и средний бизнес получает возможность принимать карты к оплате привычным для плательщика способом — ​как в супермаркете или на АЗС. Для оплаты принимаются как бесконтактные карты, так и смартфоны и другие смарт-­устройства с функцией платежа. Для малого бизнеса это имеет большую ценность, поскольку такой подход значительно снижает его затраты на платежную инфраструктуру.

ПЛАС: С какими первостепенными задачами вы столкнулись, заняв пост главы Visa в России, чем они были обусловлены, и как удается их решать?

М. Бернер: Я занял свой пост незадолго до начала пандемии, и, наверное, как для любого руководителя, передо мной стояла задача познакомиться с коллегами, оценить спектр задач, которыми они занимаются, понять, какие существуют проблемы, требующие срочных мер. Затем мне предстояло познакомиться с клиентами. К счастью, в платежной индустрии я работаю давно, с 1997 года, и очень многих ее участников знаю лично. Одновременно мы начали работу над стратегией дальнейшего развития Visa в России.

Конечно, в первую очередь это рост платежного рынка и как можно больший перевод наличных платежей в безналичные. В приоритете — ​создание новых возможностей для еще более широкого проникновения безналичных платежей во все сферы бизнеса, включая, как я уже отмечал, МСБ, анализ новых перспектив как для компании Visa, так и для рынка в целом.

Отдельно хочу отметить, что я был приятно впечатлен той командой, которая работает сегодня в Visa, созданной, в том числе, моей предшественницей Екатериной Петелиной. Это очень сильная и очень компетентная команда, нацеленная на результат, с которой интересно и приятно работать — ​буквально каждый день продолжаю учиться ­чему-то новому у многих из моих коллег.

ПЛАС: Недавно вы отметили, что за последние три года Россия сделала в направлении развития безналичных платежей значительный рывок, и подготовили прогноз, что в ближайшем будущем их доля может достигнуть 90% от числа розничных операций, как уже обстоит дело в ряде развитых стран, включая страны Скандинавии. За счет каких факторов, инициатив возможен такой результат? И что делает Visa сегодня для его скорейшего достижения?

М. Бернер: Отличный вопрос. На самом деле его не случайно достаточно часто задают — ​«почему в России мы видим такой быстрый рост безналичных платежей, с чем он связан?». Мне кажется, здесь очень важную роль играет то, что россияне ожидают предоставления технологичных и совершенных платежных сервисов, при этом их ожидания с точки зрения функциональности, удобства и дизайна зачастую выше, чем у потребителей во многих других странах. Еще одно отличие — ​в России банки, а не только финтех-­компании, также заинтересованы в развитии технологий для улучшения клиентского опыта. И именно эта готовность участников рынка инвестировать в технологии и развитие инфраструктуры помогает существенно увеличивать долю цифровых платежей.

Пандемия, безусловно, серьезно повлияла на то, что цифровые платежи стали еще более востребованными. Так, например, по данным Visa, в 2020 году объем бесконтактных платежей в России вырос на 88,5%, что, вероятно, может вызвать удивление у коллег по платежному бизнесу в других странах. И это притом, что у нас и до этого рост бесконтактных платежей был очень высоким — ​так, в 2019 году их объем вырос на 71,2%.

Бесконтактная оплата во время пандемии сыграла достаточно серьезную роль в том, чтобы люди чувствовали себя более безопасно. Visa провела исследование, результаты которого показали — ​больше половины опрошенных потребителей (52%) в России воспринимают возможность платить бесконтактно как один из основных способов сократить риск заражения COVID‑19 во время шопинга.

При этом меньше всего людей — ​11% опрошенных — ​планируют, что после окончания пандемии они перестанут платить бесконтактным и безналичным способом. Иными словами, большинство потребителей собирается продолжать отдавать предпочтение бесконтактным расчетам и в постковидный период. Таким образом, здесь, безусловно, есть очень серьезные ожидания, в ответ на которые банки и другие платежные институты готовы развиваться.

Как я уже отмечал, несмотря на пандемию, за последние 12 месяцев мы запустили ряд инновационных решений, отвечающих требованиям новой реальности.

Если у вас есть подписка, нажмите
Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных