Быстрые платежи: в России и мире

Система быстрых платежей (СБП) в России продолжает активно развиваться. Только за первые четыре месяца 2021 года количество и объем операций в системе удвоились. Такие темпы роста могут казаться фантастическими, если не сравнивать СБП с аналогичными системами, работающими в других странах мира, отмечает Мария Красенкова, независимый эксперт и ведущая авторской колонки.

Быстрые платежи: в России и мире

Так, например, в рамках запущенной 16 октября 2020 Центральным банком Бразилии платформы моментальных платежей PIX количество проведенных операций уже на конец апреля 2021 года превысило 499 млн при более 66 млн пользователей (в России за два с небольшим года функционирования СБП аналогичные показатели заметно скромнее — ​264 млн операций и 20 млн пользователей).

А в Таиланде в системе PromptPay (аналог СБП) за два года с момента запуска было совершено 795 миллиона операций и зарегистрировалось 43 млн клиентов. При том, что в 2017 году, на момент запуска PromptPay, около 93% операций совершались с помощью наличных денег. Тем не менее, тайцы смогли быстро оценить преимущества моментальных (и при этом безопасных) платежей, в том числе, благодаря тому что многие сервисы специально ориентировались на частных лиц и розничные предприятия, ранее не имевшие дел с безналичными расчетами.

Конечно же, в таких странах, как Бразилия или Таиланд, где миллионы людей до сих пор не охвачены традиционными банковскими сервисами и альтернативные безналичные платежные инструменты (например, банковские карты) недостаточно распространены, можно говорить об эффекте низкой базы. В то время как в России на одного жителя приходится уже более двух банковских карт.

Однако если сравнить результаты по России, например, с Австралией, где упомянутый показатель составляет около 1,9 карты на жителя, то за два года после запуска местной системы NPP (2018‑2020 гг.) в ее рамках было осуществлено 384 млн операций, при этом системой воспользовались свыше 4 млн пользователей. И это в стране, население которой почти в 6 раз меньше, чем население Российской Федерации!

 

 

Сравнительно более низкие темпы роста СБП по сравнению с аналогичными системами, запущенными в других странах, могут быть обусловлены различными причинами. Например, наличием более удобной или выгодной альтернативы, лишающей потребителей и бизнес мотивации переключаться на альтернативный сервис.

Возможно, с этим связан и низкий процент пользователей СБП среди клиентов Сбербанка. По данным на февраль 2021 года к СБП подключились всего 5,1% от общего количества розничных клиентов (5 млн из 98 млн человек) или около 15,6% от ежедневного количества пользователей приложения СберБанк Онлайн.

Из международного опыта примером не самого удачного запуска системы моментальных платежей и переводов можно привести Китай. Когда в декабре 2017 года национальная система платежных карт China UnionPay (CUP), много лет занимавшая доминирующее положение на платежном рынке Китая за счет протекционистской политики, решила выйти на рынок мобильных платежей с помощью приложения QuickPass, она рассчитывала стать третьим по величине участником в прибыльном и быстрорастущем секторе мобильных платежей КНР, потеснив коммерческих игроков. Компания заявляла о планах обслуживать 400 млн зарегистрированных пользователей в 2020 году.

Но CUP пришлось конкурировать с уже развитыми коммерческими экосистемами. Так, Alipay запустила свое решение для мобильных платежей в 2009 году, а WeChat Pay — ​в 2013 году. На момент запуска QuickPass 82% из 520 млн жителей КНР — ​клиентов Alipay — ​уже платили за товары и услуги через приложение Alipay в 40 млн торговых точек в Китае. Более 200 млн человек пользовались приложением для оплаты государственных сервисов и коммунальных услуг как минимум 1 раз за год.

А активное использование приложения Alipay позволило 41,5 млн граждан Поднебесной в 2017 году пользоваться прокатом велосипедов без внесения страхового депозита, благодаря высокому внутреннему рейтингу плательщика в системе.

У CUP, несмотря на усилия регулятора, самой системы и банков, не получилось предложить более выгодную и интересную альтернативу своим гражданам, и к августу 2020 года база пользователей QuickPass насчитывала только 300 млн человек.

Характерно, что при этом Народный банк Китая не использовал регуляторные возможности для повышения привлекательности сервисов CUP по сравнению с коммерческими.

А в Бразилии регулятор при запуске своей системы быстрых платежей PIX обязал все финансовые институты, в которых открыто не менее 500 тыс. счетов граждан, предлагать сервисы быстрых платежей своим клиентам. При этом на P2P-переводы для граждан установлена нулевая комиссия, при оплате товаров и услуг межбанковское вознаграждение также не взимается.

В Индии после введения обязательности приема платежей в предприятиях розничной торговли с годовым оборотом свыше 7 млн долл. США и введения законодательного ограничения на взимание комиссий не только за переводы, но и за платежи в ТСП с января 2020 года, количество операций с января 2020 года по апрель 2021 увеличилось вдвое, с 1,3 миллиардов операций в месяц до 2,6 миллиардов.

 

 

Так что у Банка России еще остаются незадействованные инструменты для обеспечения более высоких темпов роста СБП. Посмотрим, будет ли регулятор ими пользоваться в преддверии запуска нового платежного инструмента — ​цифрового руб­ля. Ведь бесконечно внедрять все новые обязательные национальные платежные инструменты и сервисы для участников рынка и их клиентов может оказаться, как минимум, достаточно накладно.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных