Журнал ПЛАС » Архив » 2021 » Журнал ПЛАС №3 »

Второй квартал. От новых направлений НДО до новых ставок interchange?

Чем запомнятся рынку конец первого квартала и начало апреля 2021 года? В России большинство событий этого периода по традиции лежит в сфере госрегулирования.

В целом начало второго квартала ознаменовалось ожидаемым обострением геополитической ситуации, о чем может свидетельствовать хотя бы заявление МИД о возможном отключении России от SWIFT и, ­наконец-то, о планах разработки альтернативы этой системе, а также повсеместным ростом интереса к цифровым валютам, включая CBDC.

Основные направления НДО — ​ждет ли нас рост банкнот в обращении?

Что касается оборота наличных, то 19 марта 2021 года Совет директоров Банка России принял Основные направления развития наличного денежного обращения на 2021‑2025 годы. Как отметил заместитель председателя ЦБ Михаил Алексеев, в документе говорится о процессах и тенденциях, которые происходят в области НДО в России и за ее пределами, при этом главная из них — ​постоянный рост наличных практически во всех странах мира, включая Швецию, которая в последние годы пыталась сократить их оборот.

В то же время мы вряд ли увидим существенный рост оборота наличных. Однако на руках населения будет оседать все больше банкнот. При этом можно предположить, что в ближайшие годы количество банкнот в обращении останется на стабильном уровне. Может быть, вернутся обратно в банки излишки, снятые с депозитов в период пандемии. Но в любом случае это будет разовая коррекция.

Нашли отражение в том числе и такие важные темы, как повышение уровня защищенности и износоустойчивости банкнот, — ​именно то, чего ожидает сегодня рынок от регулятора.

 

 

Отметим, что современные банкноты защищены очень хорошо. Сейчас в мире наблюдается общая тенденция существенного сокращения количества фальшивых денег. В России это происходит на протяжении последних 10 лет. Вероятность встретить фальшивую банкноту в России — ​7 на 1 миллион (по данным Банка России), что является очень низким уровнем! Это результат, в том числе, упредительной работы по профилактике фальшивомонетничества. И именно поэтому необходимо периодически обновлять защитный комплекс банкнот — ​чтобы всегда быть на шаг или два впереди поддельщиков.

В качестве стратегического шага в «Основных направлениях» обозначено замещение коммерческими банками функций ЦБ по работе с наличными, что обусловлено необходимостью оптимизации расходов Центробанка на обслуживание НДО.

Передача функции обработки банкнот коммерческим банкам — ​это международная тенденция, которой уже около 20 лет. В целом для системы это должно вести к сокращению издержек. НДО должно стать в целом дешевле для общества. Как будут компенсированы затраты коммерческих банков — ​это вопрос для обсуждения. В любом случае население вряд ли почувствует эти изменения на своем кармане.

Interchange меняется, развитие неизменно?

В конце первого квартала появилась информация, что с 1 апреля Mastercard изменила некоторые ставки interchange в России, касающиеся электронной коммерции и ряда других категорий. Эта новость вызвала оживленные дискуссии в СМИ и на индустриальных форумах, где уже успели прозвучать самые разные мнения о том, какое влияние окажут новые ставки на рыночную картину.

 

 

В то же время нельзя забывать, что фактические перемены и реакция банков в виде новых тарифов эквайринга зависят не только от того, что делает одна из платежных систем: банки регулярно сами ­что-то меняют исходя из совокупности факторов, которые формируются комиссиями всех игроков. Как отмечают наши внешние эксперты, Mastercard уже несколько лет не меняла размеры interchange в российском сегменте e-commerce, и к настоящему времени многие банки считают, что эти перемены назрели. По сути, платежная система ответила на сложившийся запрос индустрии, сбалансировав показатели по отношению к рыночному уровню. При этом стоит отметить, что по целому ряду товаров и услуг interchange Mastercard был, напротив, несколько снижен. В числе этих позиций — ​повседневные и социально востребованные товары, например, плацкартные железнодорожные билеты, аренда автомобилей и услуги такси.

Как именно будет складываться ситуация в дальнейшем, сейчас предсказать сложно, но мы продолжим следить за развитием событий и реакцией участников рынка.

Повышение размера межбанковского вознаграждения может быть обусловлено как внутренними, так и внешними причинами. Повышение ставок может стать дополнительным аргументом для банков-­эмитентов перевести эмиссию на Mastercard, а для эквайреров — ​оправданием платежной системой дальнейшего повышения комиссий.

Тем более вряд ли регулятор пойдет на повторное регулирование межбанковской комиссии по аналогии с 2020 годом. Дополнительные ограничения могут снизить перспективы дальнейшего роста оплаты покупок товаров и услуг с помощью собственного сервиса Банка России — ​Системы быстрых платежей.

По крайней мере в таком ключе регулятор отреагировал на предложение Комиссии Мосгордумы по предпринимательству, инновационному развитию и информационным технологиям по установлению предельных размеров комиссии за эквайринг с применением платежной системы «Мир» (оператор НСПК), продвигающей в том числе и карту Mir Supreme кобейдж (MSС) со ставкой 2,35%.

Как отмечает Виктор Достов, председатель Совета Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов (АЭД), повышение interchange для онлайн-­коммерции не является прерогативой Mastercard — ​более-­менее похожие меры уже введены Visa. Само по себе такое решение вполне оправданно — ​доля онлайн-­расчетов растет, и если раньше банки и платежные системы могли их дотировать без особого вреда, то теперь, вероятно, настал момент включить эти комиссии в общий подход к прибыльности операций.

 

 

Как многократно обсуждалось ранее, interchange направляется напрямую банкам, а не в платежные системы, и эти средства вовсе не являются чистым доходом — ​они идут на развитие безналичной сети, дотирование оборудования, например терминалов и кэшбэки клиентам. И все эти меры, собственно, и заставляют переходить от наличных расчетов к безналичным, решая государственную задачу развития безналичной экономики. Таким образом, большая часть комиссий в том или ином виде уже возвращается покупателям. Кроме того, они приносят выгоду ритейлерам, которые в итоге получают заинтересованных и платежеспособных клиентов.

Дефицит чипов — ​кто виноват и что делать?

Еще одна примета времени — ​продолжающийся во втором квартале 2021 года тотальный дефицит чипов на мировом рынке, затронувший самый широкий спектр производств — ​от выпуска электронных гаджетов до автомобилестроения. По словам одного из мировых дистрибьюторов, создалась ситуация, которая, как ожидается, приведет к дефициту системных блоков, микропроцессоров, памяти и дискретных устройств по крайней мере к третьему кварталу нынешнего года.

 

 

Чем объясняется этот тренд и какое развитие он может иметь? По мнению ряда экспертов, проблема с чипами является лишь частным случаем более общего тренда с нарушением поставок OEM-комплектующих на фоне коронакризиса. В результате из-за их нехватки производители начинают повышать цены как в рамках текущих заказов, так и на уже выпущенную конечную продукцию. В результате вендоры зачастую вынуждены отказываться от уже размещенных и подтвержденных заказов, более того, они идут порой даже на выплату оговоренных штрафов. Все дело в стремлении выгодно воспользоваться ситуацией, так как к производителям сегодня стоит большая очередь желающих приобрести продукцию даже по новым, завышенным ценам. Из-за этого страдают практически все рынки высокотехнологичной продукции — ​так, ожидается, что в 2021 году во всем мире недопроизведут порядка 1 млн автомобилей в связи с тем, что для них не хватит чипов и материнских плат.

В то же время некоторые эксперты считают, что производство смарт-карт, на долю которого приходится порядка 5% рынка микропроцессоров, в создавшейся ситуации пострадать не может. На этом фоне возможные отговорки о несвоевременной поставке карт из-за якобы нехватки чипов зачастую служат лишь прикрытием для плохого планирования или сверхмалых объемов производства карт. Судя по заявлениям компетентных органов о глобальных инвестициях в микроэлектронную промышленность в 2021‑2022 гг. в размере десятков миллиардов долларов, проблема с дефицитом чипов не будет носить долгосрочный характер.

Предустановка российского ПО — ​господдержка или «госзаказ»?

С 1 апреля наконец вступил в силу так называемый «закон против Apple», вызвавший большой общественный резонанс еще в 2019 году. Изначально его планировалось ввести в действие с 1 июля 2020 года, но пандемия внесла свои коррективы, и эта инициатива получила отсрочку — ​сначала до 1 января 2021 года, а затем и до 1 апреля.

В соответствии с законом на все продаваемые в России смартфоны и планшеты, которые были произведены после этой даты, должен быть установлен целый ряд приложений российской разработки. В обязательный список вошли 16 приложений для смартфонов и планшетов, одна программа для компьютеров («Мой офис») и 11 приложений для смарт-­телевизоров. С 1 июля за отсутствие предустановки входящего в этот перечень российского ПО участники рынка будут обязаны выплачивать штрафы — ​до 50 тыс. руб­лей для должностных лиц и до 200 тыс. руб­лей — ​для организаций.

 

 

Что в реальности может дать эта мера российским участникам рынка и конечным пользователям и чем она может грозить — ​кроме весьма незначительных штрафных санкций?

Начнем с того, что господдержка в вопросах продвижения отечественных высокотехнологичных продуктов — ​вещь сама по себе правильная и практикуется всеми развитыми странами мира. С одной оговоркой — ​эти продукты действительно должны существовать. Давайте вспомним, где сегодня первый российский мобильный телефон, в свое время разрекламированный Дмитрием Медведевым? А где наша национальная операционная система? Вопросы звучат риторически. Поэтому в случае создания уникальных госпреференций нацпродуктам необходимо иметь уверенность, что эти продукты действительно существуют и работают как минимум так же хорошо, как изделия оборонки, но при этом выпускаются массово и по конкурентной цене.

Как отмечает Юрий Товб, генеральный директор группы компаний «КАРТХОЛЛ», следует понимать, что любая предустановка программного обеспечения — ​это прежде всего политико-­экономическая акция. И, как у любой акции такого рода, ее последствия и динамика плохо прогнозируемы. Со стеклянной евробутылкой, шариковой ручкой и гектопаскалями уже наблюдался всем известный результат, равно как и с продуктами питания. Теперь можно лишь предположить, что соответствующие поставщики отечественного ПО, условно, рады этой инициативе, в то время как поставщики устройств, равно как и сами пользователи (особенно — ​бюджетной части рынка устройств), с грустью должны чуть затянуть пояса. Главное, чтобы наши сограждане не затянули эти самые пояса до потери пульса, в то время когда главная цель — ​обеспечение аппетита «бигдаты» — ​так и не будет достигнута в полной мере.

Не забывайте, мы всегда с Вами! Даже во время кризисов и пандемий, что, безусловно, свидетельствует о важности и прочности нашего общего дела!

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных