25.02.2022, 13:35
Количество просмотров 469

От смарт-браслетов до супераппов: как меняется платежный рынок

Платежи по QR-коду или NFC в телефоне еще недавно казались новшеством, а уже сегодня они уступают место носимым устройствам и биометрии. Но платежная индустрия меняется не только в части методов оплаты: трансформируются сами законы, по которым функционирует рынок. Алексей Зеленкин, директор по финтех-продукту Humans, рассказывает, какие тенденции сейчас определяют облик платежной отрасли, к чему нужно готовиться ее участникам и что это будет значить для потребителей.
От смарт-браслетов до супераппов: как меняется платежный рынок

Конец «пластика»? Новые платежные методы

Рынок безналичных платежей растет огромными темпами: по прогнозам PwC, к концу десятилетия мировые объемы безналичных операций вырастут почти в три раза по сравнению с 2020-м. Растущий спрос на максимально удобные способы оплаты вкупе с активным проникновением в индустрию небанковских игроков приводит к трансформации платежных механизмов.

В первую очередь это касается самих методов платежей: в PwC отмечают, что потребители во всем мире постепенно отказываются от карт и счетов в пользу электронных кошельков. Так, развивающиеся рынки зачастую сразу переходят к кошелькам, минуя карточный этап. С другой стороны, в регионах, где хорошо развит цифровой банкинг (в частности, в России) для потребителей нет особой разницы между электронными кошельками и платежными картами — за исключением того, что кошелек обычно завести проще, чем счет в банке. И то не во всех случаях: так, у Тинькофф банка для выпуска дебетовой карты достаточно ввести на сайте свои контактные данные, дождаться курьера и подписать договор.

Еще один фактор, стирающий грань между электронными кошельками и банковскими картами — распространение виртуальных карт, в том числе в мобильных платежных системах (таких, как Apple Pay). Пластиковый форм-фактор постепенно уходит в прошлое: цифровая карта удобнее, ее нельзя потерять, и это более грамотный выбор с точки зрения экологии.

Но и эти платежные методы начинают уступать место оплате с помощью носимых устройств: умных часов, колец, браслетов, даже курток со встроенными NFC-чипами — такую модель еще в 2015 году выпустила Lyle & Scott. К 2027 году объем мирового рынка носимых платежных устройств может вырасти более чем в два раза — до 90,5 млрд долл. США. Развитие этого сегмента говорит о том, что идет постепенный отказ от специальных инструментов для совершения оплаты — платежная функция постепенно перемещается в предметы, которыми мы пользуемся в быту, от телефонов до колец. Кульминационная точка этого тренда — полный отказ от любых физических носителей для платежных инструментов: иначе говоря, биометрические методы.

Моргните для оплаты: будущее биометрии

Биометрической идентификацией мы активно пользуемся уже сегодня — в основном чтобы разблокировать телефон или получить доступ к приложениям. В платежах этот метод развивается далеко не так быстро, хотя отдельные регионы — главным образом Индия и Китай — уже достаточно неплохо продвинулись в этой технологии. В 2020 году мировой объем платежей, совершенных при помощи биометрии, достиг 404 млрд долл.

В России Единая биометрическая система (ЕБС) была запущена еще в 2018 году, а в конце 2021-го получила статус государственной. Но в отличие от многих западных стран, где биометрические данные уже содержатся в паспорте или ID-карте, Россия оказалась перед необходимостью организовать массовый сбор цифровых слепков биометрических данных граждан. Сегодня сдать свои биометрические данные можно через банки, подключенные к ЕБС, но планируется, что в скором времени это можно будет сделать в МФЦ или удаленно — с помощью учетной записи в ЕСИА и данных с чипа на загранпаспорте.

Однако сбор биометрических слепков в России идет катастрофически медленно. К середине 2021 года ЕБС содержала в себе данные лишь около 200 тыс. россиян. Главным образом это связано с общественным недоверием: так, в 2020 году ровно половина респондентов, опрошенных аналитиками НАФИ, сообщили, что не поддерживают создание ЕБС, поскольку не видят в этом необходимости, не уверены в защите своих данных и не хотят «присутствовать» в какой-либо базе.

Чтобы ускорить развитие ЕБС, власти пытаются сделать биометрический метод оплаты максимально доступным. Если говорить о финансовых продуктах, уже сейчас ЕБС может применяться для любых услуг и платежей — как в онлайне, так и в офлайне. Этой возможностью пользуются коммерческие банки, которые вместе с партнерами запускают проекты по биометрической оплате на основе собственных баз. Одну из таких баз довольно успешно развивает Сбер: еще в 2018 году Герман Греф заявил о собранных «миллионах» биометрических образцов клиентов.

Такие частные базы позволяют банкам вводить оплату взглядом или голосом в ресторанах или супермаркетах. Такие проекты запускал, например, Сбер в кафе Prime, сетях «Перекресток» и «Азбука Вкуса», а также «Ростелеком» с банком «Русский Стандарт» в сети кофеен Coffee Bean. Пока предоставленными возможностями посетители пользуются достаточно вяло: чтобы преодолеть сопротивление потребителей, требуется время. Но возможно, что уже для следующего поколения платежи с помощью биометрии могут стать такой же нормой, как для нынешнего — оплата смартфоном.

Подписка на ЖКХ: рекуррентные платежи и BNPL

Одновременно с платежными методами обновляются и платежные модели. Так, в мире сейчас все большую популярность набирает BNPL. Аббревиатура, которая расшифровывается как Buy Now Pay Later — это, по сути, рекуррентный платеж в ритейле. Клиент покупает товар в рассрочку, вносит первоначальную сумму, а остаток автоматически списывается с его карты равномерными долями в течение последующих месяцев. Эта модель особенно популярна на западе: так, в 2021 году американские покупатели совершили покупки с использованием BNPL на общую сумму около 100 млрд долл. (для сравнения: годом ранее эта цифра составляла всего 24 млрд долл.). Сейчас BNPL начинает проникать и на российский рынок. В частности, в прошлом году свой сервис для оплаты покупок частями запустил Тинькофф банк.

Приход рекуррентных платежей из онлайн-подписок в ритейл, в том числе офлайновый — сигнал, что в будущем они могут проникнуть и в другие сферы: например, оплату налогов, ЖКХ, арендный бизнес. Вместе с тем есть факторы, которые могут тормозить развитие этой модели — и в первую очередь это опасение потребителей потерять контроль за расходами. При повторяющихся платежах все списания, кроме первого, являются безакцептными: пользователь подтверждает свое согласие на снятие средств только один раз. Автоматические списания создают у человека иллюзию, что продавец имеет полный доступ к его сбережениям, и не дают возможности лишний раз все перепроверить. Это может помешать распространению рекуррентной модели в таких областях, как налоги и оплата ЖКХ, где сумма платежа каждый раз меняется — то есть потребитель видит размер списанных средств лишь постфактум.

Один из способов преодоления этого барьера — отдельные финансовые инструменты для рекуррентных платежей. Иначе говоря, это может быть специальный счет, карта или электронный кошелек, на которых пользователь будет хранить небольшие суммы для ежемесячных списаний. Так он сможет быть уверен, что крупные денежные суммы не будут сняты без его ведома.

ЦВЦБ. Цифровой рубль и не только

В цифровой формат переходят не только платежи, но и сами деньги. Наряду с криптовалютами развиваются цифровые валюты центральных банков (ЦВЦБ), которые, по прогнозам PwC, в ближайшие 20 лет станут одним из ключевых факторов развития платежных рынков. В начале 2021 года перспективы цифровых валют изучали около 60% центробанков, а 14% уже запустили пилотные проекты. Прошлым летом стартовал пилот «цифрового евро» от Европейского Центробанка, а к зимней Олимпиаде 2022 года первую в мире официальную цифровую валюту, е-юань, выпустил Китай. По сообщению Wall Street Journal, в день церемонии открытия зимних Олимпийских игр в Пекине посетители мероприятия совершили больше транзакций с eCNY, чем через платежную систему Visa.

Соответствующий проект, цифровой рубль, разрабатывает и Банк России. Предполагается, что новая валюта будет полностью эквивалентна наличным и безналичным рублям, а храниться будет на электронном кошельке в ЦБ в виде уникального цифрового кода. Коммерческим банкам отводится роль посредников: они должны будут привлекать клиентов, открывать и пополнять их кошельки, выполнять поручения на переводы.

Для потребителей операции с цифровым рублем будут достаточно удобными: за счет того, что все они будут происходить внутри одной системы ЦБ, платежи станут гарантированно быстрыми, бесплатными и качественными, а сложности с переводами будут сведены к минимуму. Но поскольку и платежная функция, и средства на счетах клиентов полностью переходят от частных банков в центральный, это сильно снизит ликвидность кредитных организаций. Чтобы сохранить доходность, банкам придется повышать цену на другие банковские продукты — в частности, могут заметно вырасти кредитные ставки.

Банк для магазина: либерализация рынка и супераппы

Еще одна важная тенденция, которая сейчас определяет развитие финансовой отрасли — ее либерализация. Доступ на рынок небанковских игроков лишил банки эксклюзивного права на оказание платежных услуг. Финтех-компании, ритейлеры и представители других бизнесов получили возможность запускать собственные продукты для клиентов — в некоторых случаях минуя сотрудничество с банком. Так сделали в прошлом году сразу несколько крупных российских ритейлеров: свою МФО зарегистрировал OZON, Wildberries приобрела банк, а М.Видео объявили о запуске собственной финтех-платформы.

Все это ставит под угрозу банковский сектор в традиционном его виде. В целом банковская отрасль очень неповоротлива в части изменений. Более гибкие финтех- и ритейл-компании быстрее адаптируются под новые тренды и запросы пользователей, выигрывая в части их лояльности. Платежная функция постепенно переходит к финтех-компаниям, а банки берут на себя роль обеспечения инфраструктуры. Например, американская компания Goalsetter предлагает своим клиентам ряд финансовых сервисов: платежная карта, сберегательный счет, инвестиционная платформа и другие — на базе продуктов крупных финансовых учреждений. Бизнес-идея Goalsetter состоит в том, что банковские решения заметно уступают финтеху в части удобства — но банки могут дотянуться до современных потребителей через финтех-сервисы, в частности, работая по модели white label.

Еще одним эффектом либерализации платежного рынка стало развитие супераппов. Получив популярность в Азии, сейчас они постепенно выходят и в другие регионы. В России свои экосистемы развивают не только банки и IT-корпорации, но и сотовые операторы: так, компании «большой четверки» (Мегафон, Билайн, МТС и Tele2) наряду с услугами связи предлагают клиентам платежные карты, развлекательные сервисы и другие цифровые продукты. К тенденции присоединились и гиганты ритейла — например, свое суперприложение развивает Walmart.

Появляются и продукты, которые изначально строятся как экосистемы: так, в Узбекистане
в 2020 году был запущен первый в стране суперапп Humans, который объединил в себе
услуги сотовой связи, финтех-сервис и витрину онлайн-платежей. Несмотря на то, что
этот продукт для рынка был абсолютно новым, за полтора года число его пользователей
превысило полтора миллиона. Это говорит о том, что сама идея супераппа жизнеспособна
и такая модель всегда найдет своих клиентов. Безусловно, существует и аудитория,
которой экосистемный формат не подходит — но что именно в итоге перетянет на себя
большую часть рынка, покажет время.


Новости в вашей почте
mail

PLUSworld в соцсетях:
telegram
vk
dzen
youtube