Tarlan Payments: «Развитие финтеха — ​одна из ключевых экономических задач стран Центральной Азии»
 

Tarlan Payments:
«Развитие финтеха — одна из ключевых экономических задач стран Центральной Азии»

О проблемах, вызовах и прогнозах финтех-индустрии Центральной Азии рассказывает Максим Чернышев, операционный директор казахстанской платежной компании Tarlan Payments, эксперт в сфере финтеха в Центрально-Азиатском регионе.
Эволюция финтеха в Центрально-­Азиатском регионе создает благоприятные условия для роста экономик как входящих в него стран, так и их ближайших соседей, включая Россию.

Также развитие сильной финтех-­инфраструктуры открывает возможности для формирования международного финансового хаба в Центрально-­Азиатском регионе.

Рынок Центральной Азии с населением чуть более 74 млн человек сегодня находится в стадии активного роста. Уникальное месторасположение между Россией и Китаем, двумя крупными мировыми державами, дает ему определенные преимущества для развития.
Помимо географического расположения оптимистичная картина складывается за счет относительно высокого уровня проникновения мобильной связи, поддержки на государственном уровне и постковидного восстановления экономики.

Тем не менее пока нельзя сказать о том, что к настоящему времени реализован весь потенциал этого рынка. Сохраняются существенные региональные различия между странами с высокими и средними уровнями доходности — такие как регуляторика, уровень доступа к технологиям, скорость внедрения финансовых решений.
Проблемы и пути их преодоления

Серьезным ппрепятствием для развития финтеха остается в первую очередь отсутствие качественных и доступных интернет-­каналов. Также не упрощают ситуацию структурные экономические проблемы, такие как: слабо выраженная диверсификация экономики, отсутствие комплексной национальной стратегии, бюрократизация процессов, барьеры доверия банковским институтам. Все это приводит к тому, что значительная часть населения региона Центральной Азии не имеет доступа к услугам банков, а малый и средний бизнес ограничен в финансировании.

На этом фоне финтех — это именно те инновации, которые необходимы региону в преодолении названных препятствий.

Согласно данным «The International Comparative Legal Guides», глобального издания в сфере юридического консалтинга, анализа и новостей, охватывающего статистику рынков более 191 юрисдикции, примерно половина взрослого населения Центрально-­Азиатского региона не имеет доступа к банковским услугам. И больше половины из них (55,2%) проживают в сельской местности, что еще более усугубляет ситуацию.

Стоит отметить, что проникновение банковских услуг в регионе все же возрастает за счет государственных инициатив по развитию инфраструктуры и безналичных платежей. Однако у населения сформировано низкое доверие к услугам банков и финансовым учреждениям; незрелая финансовая инфраструктура; высокая стоимость финансовых услуг и ориентация банковских продуктов на городское население — все это также препятствует проникновению услуг банков на рынках многих стран региона. Только четверть населения Центральной Азии получают займы в легальных кредитных учреждениях. Запрос на разработку и внедрение финтех-­решений стоит очень остро как для регуляторов, так и для конечного пользователя.
МСБ в регионе также нуждается в финансировании и актуальных финансовых продуктах. Этот сектор — критическая точка роста и потенциал трансформации страновой экономики. Ограничение данного потенциала происходит в силу того, что доступ МСБ к финансированию ограничен и бюрократизирован. Правительства стран региона напрямую заинтересованы в развитии этого сектора экономики и создают соответствующие условия; в частности, в Казахстане запущены программы поддержки предпринимателей за счет республиканского и местных бюджетов.

Финтех-­решения за счет своей гибкости и быстроты запуска на рынок решили бы ситуацию, обеспечив более простой и эффективный доступ к финансированию как МСБ, так и физическим лицам. Единственное серьезное ограничение — качество покрытия интернетом тех или иных территорий напрямую коррелирует с возможностью проживающего на них населения использовать современные дистанционные технологии, в том числе финансовые.

Несмотря на это, мы настроены достаточно оптимистично, так как в рамках государственных инициатив можно прогнозировать достаточно быстрый рост зон покрытия мобильным интернетом. Так, например, в Таджикистане уровень проникновения интернета вырос с 26% (2020 год) до 34,90% (2021 год). При этом, по данным Digital Report, средний уровень проникновения мобильной связи в регионе Центральной Азии вырос с 60% (2020 год) до 114,85% (2021 год).

Благодаря развитию финтеха Центральная Азия получит возможность в полной мере реализовать экономический потенциал, обеспечив доступ к основным финансовым услугам, ключевым для международной финансовой интеграции, и тем самым повысив качество жизни населения.
Парк Новый Узбекистан. Фото: Artem Abd / flickr
Очевидно, что интерес к развитию финансовых инноваций наиболее высок в тех странах, где государство активно поддерживает глобальные тренды и интенсивно стимулирует развитие финансовых технологий.

Например, Узбекистан принял законы, которые существенно облегчают создание и имплементацию ИТ в финансовом секторе. Так, в 2018 году здесь был издан указ «О мерах по дальнейшему развитию оборота криптоактивов в Республике Узбекистан», что дало возможность создать национальный пул майнинга и «Uzbekistan Blockchain Valley» — проект Регулятивной песочницы по развитию цифровых технологий.

Стоит отметить и появление на рынке Узбекистана некоммерческих организаций — к примеру, Ассоциации ФинТех Узбекистана, разрабатывающей концепцию новых сервисов с учетом реалий рынка и ориентации на существующий международный опыт.

Рынок Узбекистана благодаря инициативам платежных систем и законодательно закрепленному государственному курсу на внедрение и развитие цифровых банков совершил качественный скачок.

Планомерная поддержка развития финансового сектора на государственном уровне дала свои плоды: появились новые цифровые продукты, облегчающие жизнь как МСБ, так и конечным пользователям. Данные факторы повлияли и на рост электронной коммерции — в 2020 году в Узбекистане его совокупный объем составлял 643,9 млн долл. (данные KPMG).
Еще в 2019 году Узбекистан был назван журналом The Economist «Страной, радикально меняющейся к лучшему». В том же году был открыт ИТ-Парк с льготными условиями для стартапов. Уже в следующем 2020 году Всемирный банк включил страну в рейтинг топ‑20 «Doing Business 2020», отмечая простоту и удобство старта и ведения бизнеса на местном рынке. В дополнение стоит отметить недавние инициативы по цифровому суму и подключение новых платежных систем.

Несмотря на существенный прогресс финтех-­рынка, в Узбекистане ему еще есть куда расти: в стране развернута разветвленная банкоматная сеть, создан развитый сегмент зарплатных карточных проектов, на рынке присутствует большой объем денежных переводов.
Конечно же, кошельки Oson, Payme, Click, а также платежные сервисы HUMO и Uzcard меняют потребительские привычки населения: пользователи заказывают товары онлайн, пользуются стриминговыми сервисами, используют кешбэк. Тем не менее большинство сервисов пока выполняют ограниченную функцию и зачастую выступают в роли сервиса-­сателлита при крупных цифровых компаниях в банковском секторе. Для корпораций такие проекты — лишь мелкие надстройки в большой системе, еще один дополнительный источник дохода. Именно по этой причине они не пытаются решать ключевые проблемы пользователя и не стремятся изобретать ­что-то принципиально новое.

К примеру, Apelsin, узбекистанский цифровой банк, созданный на базе крупного традиционного банка, разработал еще один платежный сервис. Но он решает проблему нижнего уровня, между тем как фундаментальные проблемы сохранения денег, заработка на накоплениях и недорогих кредитов остаются актуальными. Помимо этого, многими финтех-­продуктами владеют компании с зарубежными корнями, например, Payme. Для них подобные стартапы — просто очередной актив, поскольку в развитии локального финтех-­рынка они заинтересованы далеко не всегда.
В Кыргызстане с 2021 года государство активно стимулирует развитие отрасли. В апреле 2022 года в стране утверждена «Стратегия финансовой доступности на 2022−2026 годы». Основной целью программы является обеспечение населения доступными финансовыми ресурсами и услугами. При этом правительство Кыргызстана надеется объединить усилия всех игроков рынка: банковского, кредитного и страхового секторов, фондового рынка и государственных органов.

Неудивительно, что программа предусматривает расширение охвата интернетом населения по всей стране наряду с продвижением технологий удаленного обслуживания — в силу того, что это напрямую влияет на доступность финансовых услуг широким слоям населения.
Показательно, что до разработки данного документа в законодательной базе республики развитие национального финансового сектора страны не было предусмотрено в принципе.
Казахстан продвинулся значительно дальше: еще в 2018 году Нацбанк РК запустил уникальный проект — регуляторную песочницу FinTech Lab на базе Международного финансового центра «Астана» (МФЦА). Подобный подход помогает тестировать новые технологии, которых в Казахстане раньше не было, на основе собственного внутреннего нормативного регулирования.

В целом МФЦА играет ключевую роль в качестве регионального центра бизнеса и финансов, связывая экономики стран Центральной Азии, Кавказа, ЕАЭС, Западного Китая, Монголии, Ближнего Востока и Европы.

Активно растет и венчурное инвестирование — важная часть поддержки для стартапов в сфере финтеха. В 2018 году в законодательстве республики появились понятия «венчурное финансирование», «венчурный капитал» и «венчурный управляющий». Также было определено, в какой организационно-­правовой форме фонды должны работать.
Был создан особый государственный институт — QazTech Ventures. Эта структура занимается продвижением инструментов венчурного финансирования и венчурных фондов, а также лучших практик и анализа рынка венчурного капитала.

В марте 2020 года QazTech Ventures заключила соглашение с сингапурским венчурным фондом Asia Quest II (QVAF II). Казахстанская госкомпания будет работать с ним как инвестор в общем фонде для финансирования перспективных стартапов в Казахстане и Центральной Азии в течение следующих трех лет.

Также в МФЦА существуют собственные программы поддержки стартапов, в частности, центр поддержал инициативы Visa Everywhere и Startupbootcamp FastTrack, развернув их по всей Центральной Азии, чтобы помогать стартапам масштабировать свои бизнесы.
Казахстан. Фото: Kalpak Travel / flickr

Что дальше?

Согласно серии рабочих документов ЦАРЭС (Программа Центрально-­Азиатского регионального экономического сотрудничества), факторы, сдерживающие прогресс в направлении повышения доступности финансов и использовании финтеха, многочисленны и порой просто вызывают недоумение, что является большой проблемой. Тем не менее в качестве ключевых элементов низкой финансовой доступности в странах ЦАРЭС определены четыре фактора:

  1. отсутствие интегрированной национальной стратегии;
  2. ограничения физического доступа и доходов;
  3. культурные барьеры и барьеры доверия;
  4. институциональные препятствия.

Как нам видится, этим негативным моментам необходимо противопоставить следующие инициативы:
  1. системный подход и сотрудничество всех финансовых институтов, игроков рынка, интернет- и телеком-­компаний;
  2. создание благоприятных экономических и регуляторных условий со стороны государства.

Страны Центрально-­Азиатского региона имеют большой потенциал и возможность создать благоприятную среду для развития финтеха, а это гарантирует как экономический рост, так и улучшение благосостояния всех слоев населения.

Одновременно можно со всей уверенностью утверждать, что в этом направлении необходимо будет приложить титанические усилия, поскольку отставание в данной отрасли на сегодняшний день будет нести все более негативные последствия для каждой из стран Центрально-­Азиатского региона.
Контакты


Задать вопрос компании
ИМЯ*
E-mail*
Телефон*
Вопрос*

* - обязательные поля