Журнал ПЛАС » Мнения экспертов » 54 просмотра

Заметки на полях 732-П, или Кто будет оплачивать банкет?

Независимый эксперт Мария Красенкова анализирует новые регулятивные инициативы Банка России и первые результаты некоторых уже вступивших в силу законодательных изменений в банковской сфере.

При анализе результатов деятельности регулятора на платежном рынке можно провести определенные параллели с философией научного коммунизма. В работе «Маевка революционного пролетариата» В. И. Ленин давал следующее определение революционной ситуации – когда господствующий класс не может осуществлять свою власть по-старому, поскольку у угнетенных классов снижается готовность подчиняться и возникает желание изменений своей жизни в лучшую сторону.

В нашем случае этот принцип – «верхи не могут, низы не хотят» – можно применить при описании кейсов, в рамках которых регуляторная и инфраструктурная деятельность Банка России, направленная на стимулирование конкуренции, повышение доступности и снижение расходов граждан и бизнеса при обслуживании безналичных платежей, в реальности приводит к обратным результатам.

И особенно показательна в этом плане среди прочих история отмены так называемого банковского роуминга. Соответствующий закон был принят в декабре 2019 года и вступил в силу 14 июня 2020 года. Предполагалось, что за счет принятия закона банки (в основном, конечно же, Сбербанк), перестанут взимать комиссию за межрегиональные денежные переводы внутри одной кредитной организации, и таким образом снизят расходы граждан внутрибанковские переводы.

А фактически с апреля 2020 Сбербанк начал применять тариф, согласно которому вне зависимости от региона переводы на сумму до 50 тыс. рублей внутри банка бесплатны, а свыше этой суммы взимается комиссия. Также в начале июня банк ввел комиссию в 1% для переводов внутри банка через его банкоматы. Эти меры позволили банку  во втором квартале 2020 года заработать на комиссиях за переводы денежных средств физическими лицами рекордные для себя 16,2 млрд рублей, что следует из отчетности на 1 июля. Данный показатель на 52,5% превышает результат второго квартала 2019 года. Сегодня аналогичные комиссии применяются и другими игроками рынка.

А недавно вступило в силу новое, доработанное положение «О платежной системе Банка России – 732-П, в рамках которого регулятор установил, в том числе, сроки по организации обязательной поддержки новых сервисов Системы быстрых платежей ЦБ РФ (СБП) участниками финансового рынка.

К чему может привести установление обязательности поддержки банками различных сценариев, реализации СБП в мобильных приложениях и обеспечения соответствующего риск-менеджмента на условиях нерыночных низких цен за операции в системе ? В первую очередь, к тому, что ради компенсации прямых убытков и упущенной выгоды крупные банки, предоставляющие комплексное обслуживание и уверенные в своих возможностях удержать клиентов, начнут по аналогии с ситуацией с межбанковским роумингом вводить новые комиссии для компенсации будущих убытков и потенциальной недополученной прибыли.

Так уже сейчас, в условиях экономического кризиса, Сбербанк, подключившись к СБП, проинформировал об увеличении чистой прибыли на 73% в третьем квартале 2020 – в том числе за счет роста доходов транзакционного бизнеса (чистые комиссионные доходы банка за третий квартала 2020 года соответствуют уровню доходов за весь 2019 год). А у Тинькофф некредитные доходы в третьем квартале 2020 года достигли рекордных 13 млрд рублей (41% прироста по сравнению с тремя кварталами 2019 года), причем основным драйвером также выступает транзакционный бизнес.

Поскольку темпы роста комиссий превышают темпы роста безналичных платежей и переводов, можно утверждать, что граждане и бизнес стали платить банкам за обслуживание операций больше чем раньше.

В свою очередь, для небольших кредитных учреждений обязательность поддержки новых сервисов Банка России уже оборачивается весьма существенными расходами на дорогостоящие доработки и поддержку. В условиях крайне ограниченных возможностей перекладывания хотя бы части этих расходов на клиентов, розничный бизнес становится для этих банков убыточным, стимулируя их уход с рынка.

Так, по оценкам банков с универсальной лицензией, просивших весной 2020 года отложить обязательное подключение к сервису переводов между физическими лицами (инициированных отправителем) в СБП на год до 1 октября 2021, «прямые затраты на подключение к системе могут составить минимум от 3 млн до 5 млн рублей, а в некоторых случаях, при закупке дополнительного оборудования, превосходить 10 млн рублей». Эти средства очень сложно найти небольшим кредитным организациям, которые «в условиях снижения потребительского спроса, уменьшения транзакционной активности, вступившего в действие законодательства о «кредитных каникулах» и повышенной волатильности на финансовом рынке» вынуждены направлять «дополнительные средства на реструктуризацию выданных клиентам кредитов».

Предполагается, впрочем, что существенно снизить расходы на подключение новых сервисов и услуг помогут компании-посредники (в качестве них могут выступать и финансовые институты), которые смогут взять большую часть расходов на себя и, в том числе, обеспечить банкам-эквайрерам возможность переводов средств предприятиям в те банки, в которых у них открыты расчетные счета.

С учетом того, что уже с октября 2021 требования Банка России вступают в силу для системно-значимых организаций, а банки с универсальной лицензией к этой дате должны будут обеспечить поддержку переводов в СБП между физическими лицами по инициативе получателя платежа, ждать результатов осталось недолго.

В любом случае, уже сейчас однозначно можно утверждать, что СБП становится одним из ключевых факторов, определяющих дальнейшее развитие российского платежного рынка.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Добавить комментарий


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных