Цифровой рубль цифровую копейку бережет?..

В октябре 2020 года Центральный банк Российской Федерации выпустил доклад, в котором осветил основные аспекты, касающиеся перспективы появления цифрового рубля в экономическом пространстве нашей страны. Разработчики этого документа сформулировали ряд вопросов для общественности – прежде всего о том, в каком сегменте рынка цифровой рубль будет востребован в первую очередь, о возможностях его применения в российской и мировой экономиках, а также о технических нюансах его эмиссии. Своим мнением о цифровом рубле в целом и обо всех тонкостях его применения с читателями PLUSworld делится президент блокчейн-компании PointPay Андрей Святов.

Цифровой рубль цифровую копейку бережет?..

Выпуск нового продукта – а цифровой рубль Центрального банка РФ, несомненно, является таковым – требует полной определенности относительно наличия или отсутствия спроса на него со стороны потенциальных пользователей. Этот момент является основополагающим при формировании решения о целесообразности выпуска нового цифрового финансового актива. Велика вероятность того, что на начальном этапе запуска цифрового рубля могут возникнуть некоторые проблемы с освоением целевой аудитории.

Но, несмотря на то, что количество людей, реально пользующихся продуктом, имеет огромное значение, ключевым фактором является сама технология, на основе которой будет построен цифровой рубль. На ее основе может появиться новая финансовая экосистема, в которой зародятся новые производственные отрасли и высокотехнологичные компании. Эти компании будут оказывать услуги качественно иного типа: это, в свою очередь, повлияет на специфику спроса массового пользователя.

В истории развития науки и техники уже случались подобные прецеденты. Классический пример – кнопочные мобильные телефоны, предназначавшиеся, согласно первичному замыслу, только для того, чтобы можно было совершать звонки без всякой привязки к стационарной телефонной сети. Однако в ходе технологической эволюции «звонилки» превратились в смартфоны, где возможность связываться с любыми телефонными номерами утратила былую актуальность при появлении мессенджеров. А такие опции, как просмотр новостной ленты, оформление платных подписок на расширенные версии развлекательных программ и оплата доставки продуктов питания отпечатком пальца полностью раскрыли потенциал технологии, по достоинству оцененной сотнями миллионов потребителей.

Аналогичная история может произойти и с цифровым рублем. Несмотря на то, что сейчас перспективы применения цифрового рубля в российской экономике кажутся туманными, чрезвычайно важно успеть на этот «поезд». Цифровые валюты центральных банков – очередная гонка лидирующих экономик планеты, главным призом которой станет право контроля над финансовыми потоками нового поколения. Страна, которая выиграет этот «чемпионат», имеет хорошие шансы возглавить мейнстрим 21-го века.

На этом фоне особенное внимание вызывают платформа и методы, на основе которых будет создан цифровой рубль. Гибридная модель, при которой расчеты между центральным банком с одной стороны и коммерческими банками с другой будут осуществляться на основе нативной платформы ЦБ, а сам цифровой рубль будет эмитироваться посредством блокчейн-технологии – самой успешной из числа технологий распределенного реестра – представляется наиболее привлекательной и перспективной. Это позволит обеспечить высокую скорость обработки транзакций, а также сокращение издержек на обслуживание. При этом использование блокчейна при трансграничных расчетах выглядит на редкость уместным с учетом необходимости обеспечения прозрачности платежей и упрощения интеграции с платформами цифровых валют, созданными центральными банками других стран.

С помощью смарт-контракта можно будет осуществлять эмиссию новых токенов, привязанных к стоимости российского рубля и обеспеченных соответствующей ликвидностью, по факту поступления запроса со стороны коммерческих банков, физических и юридических лиц. В зависимости от соотношения спроса и предложения ЦБ сможет дополнительно эмитировать новые токены (фактически это будут стейблкоины, привязанные к курсу российской национальной валюты) или же выводить их из оборота, используя механизм «сжигания» виртуальных монет.

Предложение предоставить возможность проводить офлайн-транзакции через приложение без доступа к Интернету небезынтересно, и оно действительно выгодно отличало бы цифровой рубль от существующих платежных решений. Однако более конкурентоспособным решением видится постепенное развитие инфраструктуры до такого уровня, при котором интернет будет доступен везде – даже в глухих деревнях. Для функционирования такого рода приложений вполне достаточно минимального объема доступа к интернету, обеспечиваемого стандартом мобильной связи 2G. При этом ожидаемым «шагом навстречу» со стороны провайдеров связи стало бы предоставление свободного доступа к государственной ноде того блокчейна, на котором будет эмитирован цифровой рубль. Собственно говоря, в России это уже стало стандартной практикой: пять крупнейших операторов связи охватывают около 70% домохозяйств и предоставляют бесплатный доступ к социально значимым интернет-ресурсам.

Привлечь же рядовых граждан к пользованию цифровым рублем можно, следуя успешно зарекомендовавшей себя практике китайских коллег, которые разыграли 10 млн цифровых юаней среди двух миллионов подавших заявки на участие граждан: 50 тыс. счастливчиков выиграли по 200 виртуальных монет, которые в дальнейшем были потрачены на вполне реальные покупки. Подобные поощрительные акции будут мотивировать людей отправлять денежные переводы в цифровых рублях и рассчитываться ими в тех магазинах, где они будут доступны в качестве способа оплаты товаров и услуг. Финансовый регулятор при этом сможет провести полноценное тестирование нового платежного средства и принять дальнейшие решения относительно его судьбы, основываясь на реальных данных, а не на домыслах и математических моделях.

Создание цифрового рубля по сути своей является грандиозным экспериментом. Целесообразно эмитировать рублевые стейблкоины сразу на нескольких блокчейнах с последующим отслеживанием фактической жизнеспособности того или иного решения. Аналогичный подход применяет компания Tether Limited, которая контролирует 75% рынка долларовых стейблкоинов и токены которой выпущены на блокчейнах Omni, Tron и Ethereum.

Наглядный пример: Национальный банк Австрии выбрал именно блокчейн Ethereum в качестве платформы для запуска своей цифровой валюты. Этот выбор не был случайным: сеть Ethereum имеет высокий уровень децентрализации благодаря наличию сотен тысяч майнеров по всему миру, практически исключающему возможность «двойного расходования средств». Также блокчейн Ethereum имеет систему смарт-контрактов, позволяющих без труда управлять эмиссией стейблкоинов. Более того: токены, выпущенные на блокчейне Ethereum, значительно проще и быстрее интегрируются в существующие блокчейн-платформы. Это открывает потенциальный доступ к рынку цифровых финансовых активов, выпущенных на данном блокчейне. Капитализация этого рынка на сегодняшний день составляет примерно 65 млрд долл. США, что на несколько процентов превышает капитализацию одной из крупнейших российских сырьевых компаний – всем известного ПАО «Газпром».

Подводя итог, было бы уместно перефразировать известную пословицу, сказав о том, что цифровой рубль цифровую копейку бережет. Уже сейчас ясно, насколько велико будет значение этой «копейки» в ближайшем будущем.

По материалам PLUSworld.ru

 

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных