Сергей Кржановский: «Все способствует тому, чтобы студенты занимались развитием технологий»

Об инвесторах, работе бизнес-ангелов и потенциале вузов вице-президент по грантам, экспертизе и тендерной деятельности Фонда «Сколково» Сергей Кржановский.

Сергей Кржановский: «Все способствует тому, чтобы студенты занимались развитием технологий»

Что значит для «Сколково» участие в федеральном проекте по развитию студенческих стартапов?

— Программу возмещения инвестиций в участников проекта «Сколково» мы запустили некоторое время назад. За прошлый год она позволила привлечь 2,2 млрд рублей инвестиций от бизнес-ангелов. Их получили 66 участников, входящих в экосистему «Сколково». Мы смогли привлечь 137 уникальных бизнес-ангелов и продолжаем развивать эту программу. Наша инициатива была оценена и поддержана Министерством науки и высшего образования, и в этом году положительный опыт «Сколково» будет тиражирован на студенческие стартапы. Иными словами, теперь есть возможность возмещать инвестиции не только в наших резидентов, но и тем бизнес-ангелам, кто будет инвестировать в студенческие стартапы. Это первое.

Второй момент. Нам важно пополнять список резидентов «Сколково» технологическими компаниями. Мы понимаем, что именно вузы являются точкой роста, где наиболее активно развиваются технологии: студенческие команды, сотрудники, преподаватели, которые занимаются развитием технологий, НИОКР и исследованиями. И для того, чтобы на определенном этапе заниматься коммерциализацией и дальнейшим развитием их разработок, требуется поддержка специалистов. Благодаря федеральному проекту «Платформа университетского технологического предпринимательства» мы получаем еще один инструмент доступа к таким командам. В дальнейшем сможем отбирать их уже для получения статуса участника проекта «Сколково».

В-третьих, мы активно развиваем инструменты, связанные с привлечением инвестиций в различных формах — от крупных корпораций, венчурных фондов до частных инвесторов, бизнес-ангелов. Мы видим высокий интерес со стороны частных инвесторов, которые готовы вкладывать в команды, технологические проекты. Выступая одним из операторов федерального проекта, мы расширяем воронку для потенциальных инвесторов: у них появляется возможность инвестирования через программу возмещения вложений не только в участников проекта «Сколково», но и в более широкий перечень компаний – студенческие стартапы.

— Кто такие бизнес-ангелы?

— Первая категория бизнес-ангелов — это люди, которые профессионально занимаются инвестициями в технологические компании. Они формируют комьюнити бизнес-ангелов, инвесторов, создавая различные синдикаты. У нас, например, есть сообщество Angelsdeck, которое сформировалось вокруг «Сколково».

Вторая категория — люди, которые работают в самых различных направлениях. Это могут быть профессиональные юристы, консалтеры, менеджеры, которым интересно заниматься инвестициями в технологические компании, не отказываясь при этом от своего основного вида деятельности.

Их участие в студенческих стартапах ограничивается только инвестициями?

— Важно, что подобные программы всегда должны быть направлены не только на привлечение инвестиций в технологические компании, но и на привлечение так называемых смарт-инвестиций. Поэтому, как правило, люди, которые инвестируют в технологические компании, обладают достаточно широкой экспертизой в определенных отраслях. Такими инвесторами также могут быть и топ-менеджеры ИТ-компаний, консалтинговых и иных компаний. Но помимо денег они инвестируют в компанию свои время, возможности, нетворк, экспертизу. То есть в полном объеме осуществляют смарт-инвестиции.

— Как именно они будут инвестировать свою экспертизу в проект?

— Форма участия может быть самая разная: денежный вклад в уставный капитал, вложение в основные седства или покупка акций компании. Сейчас есть еще один достаточно распространенный вид инвестиций, когда вложения осуществляются через конвертируемый займ. При этом есть совершенно определенное назначение этих инвестиций: исследования, разработка, коммерциализация результатов интеллектуальной деятельности.

Кроме того, инвестор может помогать компании выходить на различные рынки, находить заказчиков из соответствующих отраслей, выступать активным участником компании, становясь членом совета директоров или просто взяв на себя функцию ментора команды. Достаточно широкий перечень вариантов, как инвестор может участвовать своими возможностями в жизни компании и продвигать ее к успеху.

— В студенческие стартапы будет привлекаться тот же пул бизнес-ангелов, который сегодня работает с Фондом «Сколково»?

— Мы планируем, что за счет новой программы поддержки студенческого технологического предпринимательства наш пул бизнес-ангелов существенно расширится.

Дело в том, что раньше он был ограничен возможностью инвестирования только в участников проекта «Сколково». Здесь получается более широкий реестр интересных стартапов, число компаний и направлений существенно увеличится, и количество бизнес-ангелов, готовых проинвестировать в эти проекты, мы надеемся, будет расти.

— Как инвесторы принимают решение, в какой стартап им вкладываться? Какого уровня экспертизу они проводят?

— Есть различные инструменты. В первую очередь, это питч. То есть сама компания, выражаясь языком стартапа, питчуется – презентует проект. Дальше инвестор, руководствуясь различными категориями, может принимать решение, внушили ли ему доверие проект, идея, технология стартапа.

Традиционно также проводится «дью дил» — процедура составления объективного представления об объекте инвестирования, включающая независимую оценку объекта инвестирования, комплексную проверку её финансового состояния. Оценивается выручка, стоимость компании, в зависимости от которой формируется размер инвестиций и размер той доли, которую получает инвестор.

Кроме того, инвестору всегда важно увидеть команду. Команда — это 80 % успеха любого проекта. Он оценивает способность справиться с поставленными целями и потенциал развития технологии до заявленного уровня.

Есть еще разные инструменты технологической экспертизы. Проверяется сама технология: как она зарегистрирована, кто является правообладателем и т. п. Из такой совокупности факторов формируется оценка компании, на основании которой инвестор принимает решение.

— На что в первую очередь смотрит инвестор при оценке команды?

— Здесь нет жестких критериев. На интуитивном уровне можно понять: заряжена ли команда на результат, заинтересована ли она в том, чтобы развивать технологию, заниматься ее коммерциализацией, развитием, продажей. Или же команда просто рассчитывает на то, чтобы привлечь инвестора, «срубить денег», проесть и не дать никакого результата. Это первый момент.

Второе. Инвестор, как правило, обращает внимание на компетенции членов команды. Если среди специалистов химики, а проект айтишный или наоборот, то вряд ли можно в определенной степени рассчитывать на успех.

И третий момент. Элемент мотивации команды. В первую очередь, это доля команды в акционерном капитале стартапа. Чтобы коллектив был мотивирован, достаточно заинтересован в получении результата, у нее должна быть серьезная доля в стартапе. Не 95 % у фаундера и 5 % (или вообще ничего) у команды. Это плохая мотивация. Зачастую все-таки речь идет о минимум 25 % от основного акционерного капитала на команду. В этом случае команда будет стремиться не только получать зарплату, но и развивать технологию, повышать стоимость, оценку компании, ее капитализацию.

— В апреле на конференции «Skolkovo regions. Источники инноваций в регионах» вы говорили, что около 250 высокотехнологичных российских университетских стартапов получат в ближайшие три года порядка 6 млрд рублей инвестиций. Как рассчитана эта цифра?

— Мы считаем средний объем инвестиций в конкретный стартап — это в среднем 10-12 млн рублей на компанию. Бюджет программы, оператором которой выступает «Сколково», на три года составляет чуть больше 3 млрд рублей – это те средства, которые государство возмещает инвестору путем возврата НДФЛ. По условиям программы, это покрывает 50 % от объема инвестиций, вторую половину инвестор вкладывает самостоятельно. Таким образом, общая сумма инвестиций в стартапы составляет более 6 млрд рублей.

— Вы верите, что студенты смогут генерировать столько работающих идей? Возможно ли вообще развивать студенческое технологическое предпринимательство в таком объеме?

— Это перспективное направление. Платформа университетского технологического предпринимательства — целая совокупность инструментов. Это не только «Сколково», которое возмещает инвестиции: есть гранты от Фонда содействия инновациям, есть акселераторы, точки кипения, стартап-студии, образовательные треки для студентов с точки зрения предпринимательских скиллов.

Я считаю, что совокупность всех этих мероприятий и инструментов позволит получить минимум 250 компаний, которые привлекут инвестиции и воспользуются программой. Более того, чтобы они получили инвестиции, через нас должны пройти минимум 500 компаний, половина из которых в результате смогут привлечь инвестиции.

Отмечу, 250 компаний — оптимистичный сценарий. У нас достаточно хорошая основа, чтобы студенты занимались развитием технологий. С другой стороны, наши коллеги, другие операторы программы, будут помогать студентам и сотрудникам вузов развивать команды и делать их наработки и технологии коммерчески привлекательными. В совокупности все это позволит получить определенное количество новых технологических компаний.

— А как «Сколково» взаимодействует с другими операторами программы?

— Это почти все наши коллеги из других институтов развития. Мы так или иначе взаимодействуем с ними и по другим направлениям. Например, в июле этого года НТИ будет проводить «Архипелаг», «Сколково» традиционно в нем примет участие и в том числе расскажет про свои инструменты, про операторство через возмещение инвестиций.

У нас есть соглашения с коллегами: эти элементы также будут использоваться в совместной работе в рамках платформы, например, элементы бесшовности во взаимодействии с Фондом содействия инновациям. Это то, чем сейчас в целом правительство России активно занимается, — бесшовная интеграция институтов развития: когда компания, переходя из одного института развития в другой, получая поддержку, не должна предоставлять дополнительных документов — мы их можем запросить в рамках нашего бесшовного взаимодействия сами между собой. А компания при таком переходе может еще и получить дополнительные преференции. Такие же инструменты мы будем использовать в рамках платформы студенческого технологического предпринимательства.

—  У «Сколково» накоплены и опыт, и экспертиза в работе с инновационными проектами: вы хорошо понимаете, в чем выгода каждой из сторон-участников запуска и развития стартапа. А как вы думаете, чем это выгодно вузам?

— Есть общепринятая мировая практика — и российская, кстати, тоже — поддержка вуза его выпускниками. Например, сообщество выпускников МФТИ, которые стали успешными и создают различные эндаументы («эндаумент» — целевой капитал некоммерческой организации, сформированный за счет пожертвований – ред.), фонды поддержки развития вуза.

На мой взгляд, первое, в чем должны быть заинтересованы вузы, — чтобы их студенты не просто получали документ о высшем образовании, а выходили полноценными специалистами с сложившейся профессиональной ориентацией. И если в процессе образования получается выявить и развить у них предпринимательские задатки, я уверен, что потом, став успешными технологическими предпринимателями, эти выпускники вернутся и с удовольствием будут поддерживать свой вуз.

На базе вузов сегодня создана хорошая инфраструктура, и логично предоставлять ее студентам, чтобы они загружали ее своими исследованиями, работой над прототипами, проверками гипотез. При этом если стартап-проект уже вышел на уровень компании, которая привлекла инвестиции и стала платежеспособной, можно загружать и использовать вузовскую инфраструктуру в коммерческих целях.

— Не повлияет ли это на научную деятельность самих вузов?

— Повлияет в позитивном ключе. У вузов есть накопленные результаты исследовательской деятельности. Есть работы, есть технологии, которые необходимо развивать, в том числе и путем их коммерциализации. Чтобы преодолеть первый этап, когда есть результат исследовательской деятельности, научной работы, понятны перспективы коммерциализации, возможно, даже есть какой-то прототип и проведены испытания, нужны определенные средства, чтобы преодолеть так называемую «долину смерти». Когда большие игроки еще не готовы инвестировать в новую компанию, вступают в действия механизмы, о которых мы говорили. Могут помочь инструменты государственной поддержки, в том числе дающие возможность привлечь частные инвестиции.

Я нередко выступаю, в том числе и перед руководителями вузов, и рассказываю о важности и полезности программы. И иногда слышу от проректоров, что у них есть свои показатели, которые нужно выполнять по количеству выпускников, что это дополнительная нагрузка. Но когда мы говорим о том, что это всегда вопрос приоритетов, мотивации, расстановки задач — практически все соглашаются, что такие инструменты должны быть, и что вузам непременно нужно этим заниматься со своими студентами, преподавательским составом и другими участниками.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных