Журнал ПЛАС » Мнения экспертов »

Модель регулирования вопросов ПОД/ФТ/ФРОМУ на пороге серьезных изменений?

9 июля 2021 года вступили в силу изменения в Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», внесенные Федеральным законом от 28.06.2012 № 233-ФЗ. Несмотря на свой небольшой объем, эти изменения представляются весомыми и, на взгляд Алии Юсуповой, руководителя Комитета по правовым вопросам Ассоциации «Финансовые инновации», ведущего эксперта Центра цифровой экономики и финансовых инноваций МГИМО и ведущей нашей рубрики «Законодательство», заслуживают отдельного рассмотрения. И вот почему.

Модель регулирования вопросов ПОД/ФТ/ФРОМУ на пороге серьезных изменений?

Изменения вносят в понятийный аппарат Федерального закона № 115-ФЗ такие дефиниции, как «доверительный собственник (управляющий) иностранной структуры без образования юридического лица» и «протектор», опирающиеся на зарубежное право. Примечательно, что в законодательстве Российской Федерации аналогичных правовых конструкций нет, как нет и лиц с соответствующим статусом.

Здесь интересно отметить следующее. До рассматриваемых изменений в качестве организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, перечень которых содержится в статье 5, а также иных лиц, указанных в статье 7.1 Федерального закона № 115-ФЗ, рассматривались, по-видимому, только субъекты, личным законом которых является право Российской Федерации. Причем в зависимости от места осуществления бизнеса в число регулируемых организаций включались их зарубежные филиалы и представительства, а также дочерние структуры таких организаций, если это допускалось законодательством соответствующей страны.

Так, согласно статье 2 Федерального закона № 115-ФЗ его действие «распространяется на филиалы и представительства, а также на дочерние организации организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, расположенные за пределами Российской Федерации, если это не противоречит законодательству государства их места нахождения».

На этом фоне представляется, что рассматриваемый Федеральный закон № 233-ФЗ существенно расширяет данный подход, так как подчиняет нормам российского публичного права в области «антиотмывочного» регулирования физических и юридических лиц, наделенных полномочиями в соответствии с законодательством иностранного государства (территории), а также на основании договора или личного закона иностранной структуры без образования юридического лица. Указанные субъекты прямо подчиняются российской территориальной юрисдикции.

К примеру, в статью 7.1. Федерального закона № 115-ФЗ вносятся изменения, распространяющие установленные этой статьей требования (в том числе в отношении идентификации клиента, установления иной информации о клиенте, применения мер по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества) на новых субъектов – доверительных собственников (управляющих) иностранной структуры без образования юридического лица, действующих согласно иностранному правовому регулированию.

Интересно, что изменения, вносимые в статью 7.1 федерального закона № 115-ФЗ, затронули не только субъектный состав так называемых «иных лиц» (сориентировав его и на субъекты, чьим личным законом является право иностранного государства). Эти изменения дополнили также состав рассматриваемых операций с денежными средствами и иным имуществом – в данный перечень теперь включены операции по созданию иностранных структур без образования юридического лица, обеспечению их деятельности или управления ими, а также купле-продаже иностранных структур без образования юридического лица. Установленные в отношении этих операций требования теперь должны выполнять и лица, действующие на территории РФ.

А поскольку возможности учредить иностранные структуры без образования юридического лица на территории РФ не существует по определению, очевидно, что речь идет о ситуации, когда Федеральный закон № 115-ФЗ в своей части регулирует отношения, возникающие за пределами РФ с участием лиц, личным законом которых является право РФ.

Возвращаясь к рассматриваемым изменениям, отметим, что статья 6.1 Федерального закона № 115-ФЗ, устанавливающая обязанности юридического лица по раскрытию информации о своих бенефициарных владельцах, также дополняется положением, расширяющим имеющуюся сферу регулирования путем включения в нее иностранных структур. А именно – положения указанной статьи теперь распространяются как на иностранные юридические лица, так и на иностранные структуры без образования юридического лица, осуществляющие свою деятельность на территории Российской Федерации.

Изменения затронули и перечень сведений, устанавливаемых в целях идентификации в соответствии со статьей 7 Федерального закона № 115-ФЗ, – он дополнен сведениями о протекторах – т. е. физических или юридических лицах, наделенных полномочиями осуществлять контроль за действиями доверительного собственника (управляющего) иностранной структуры без образования юридического лица или участвующих в ее деятельности.

Представляется, что вышеуказанные изменения затрагивают не только конкретные вопросы, связанные с деятельностью иностранных структур без образования юридических лиц в части российского правового регулирования по вопросам ПОД/ФТ/ФРОМУ, но и саму модель такого регулирования.

В этой связи особенно значимыми представляются комментарии Федеральной службы по финансовому мониторингу РФ, предоставленные статс-секретарем – заместителем директора Росфинмониторинга  Германом Неглядом:

Принятый Федеральный закон направлен на повышение соответствия законодательства Российской Федерации международным «антиотмывочным» стандартам, в том числе по итогам состоявшейся в 2019 году оценки Российской Федерации со стороны Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ).

Так, согласно Рекомендации 25 ФАТФ, в странах, юридически не признающих трасты, должны быть установлены требования по хранению точной и актуальной информации о бенефициарном владении трастом, включая информацию о его учредителе, доверительном собственнике (управляющем), протекторе (если имеется), выгодоприобретателях.

С учетом указанных положений Федеральный закон включил в орбиту российской антиотмывочной системы российских физических и юридических лиц, являющихся доверительными собственниками (управляющими) иностранных структур без образования юридического лица.

Одновременно расширен состав получаемых Росфинмониторингом сведений об осуществляющих деятельность на территории Российской Федерации, в том числе через российские финансовые институты, иностранных структурах без образования юридического лица и иностранных юридических лицах.

Принимая во внимание то, что институты доверительных собственников (управляющих) и протекторов являются институтами зарубежных систем права, при разработке Федерального закона Росфинмониторингом учитывались соответствующие законодательные акты, а также договорная практика и судебные прецеденты в иностранных государствах.

Реализация Федерального закона повысит прозрачность деятельности на территории Российской Федерации соответствующих иностранных структур, а также эффективность национальной антиотмывочной системы с учетом введенных им новых инструментов противодействия легализации доходов, полученных преступным путем.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных