Журнал ПЛАС » Мнения экспертов »

Конец доллароцентричности. Неизбежное неблизкое будущее?

Сегодня говорить о закате доллара или деполяризации еще очень рано, однако на горизонте 10 лет этот тренд постепенно начнет становится реальностью, считает Андрей Маслов, аналитик ФГ «Финам».

В последнее время разговоры о том, что американская валюта уступает свои позиции, а Россия движется к полной дедолларизации, очень популярны, но так ли это на самом деле, или это лишь слова популистов? На данный момент доллар на протяжении уже более 70 лет остается главной мировой валютой, занимая 58% в мировых резервах и 88% в транзакциях. Это означает, что в 88% валютных пар, торгуемых на всех мировых биржах, так или иначе используется доллар. Второй валютой после доллара является евро с 5% и 1% в резервах и транзакциях соответственно. Тот же юань хоть и завоевал в последние годы некоторую долю рынка, но все же это меньше 5% в резервах и заметно меньше 1% в транзакциях.

Обычно, когда говорят про дедолларизацию, вспоминают про юань как валюту китайской экономики. Однако помимо того, что Китай обладает высокой покупательской способностью и мощным производством, к сожалению, КНР еще отличается и высоким уровнем закрытости экономики для иностранцев и такой же закрытой внутренней политикой страны, что сказывается на защищенности инвестиций.

В целом китайское правительство само не хочет давать рычаги влияния иностранным инвесторам, поэтому юань остается частично-конвертируемой валютой, и «оншорный» юань иностранцам приобрести не получится. Во многом это связанно с тем, что существуют целые сектора экономики Китая, вроде строительства, которые контролируются государством и приносят сверхдоходы. Если позволить иностранным инвесторам накапливать юани, то им нужно будет что-то на них покупать, а зайдя на рынок Китая, возможно они начнут приглядываться к традиционно «государственным сферам».

Что касается непосредственно конца доллароцентричности, то говорить об этом еще очень рано. Так, за 20 лет доля доллара в мировых резервах действительно снизилась в мировых резервах, с 70% до 58%. Однако стоит понимать, что ни одна страна в мире, даже Северная Корея, Иран или Венесуэла, не смогла отказаться от долларов. Запреты на конвертацию американской валюты там привели лишь к росту «черного рынка» и двойному курсу. Доллар не просто так остается главной мировой валютой, большинство ресурсов исторически торгуются в долларах, так как это последствия плана Маршалла после Второй мировой, благодаря которому доллар разошелся по Европе и миру и стал мировой валютой. Даже хваленая продажа газа за рубли по факту не является таковой, так как импортеры продолжат платить в евро или долларах (в зависимости от контракта), а лишь на территории РФ эти деньги конвертируются в рубли. То есть это создает дополнительную денежную массу в России, но не стимулирует покупки рубля иностранными инвесторами.

Впервые о дедоларизации России заговорили еще летом 2021, когда из Фонда национального благосостояния убрали долю доллара, распределив ее между евро, фунтом и юанями. И действительно, Россия пыталась сокращать долю доллара в своих резервах на протяжении последних лет, но даже отсутствие доллара в ФНБ или его возможное отсутствие в резервах ЦБ РФ (которые остаются в большей степени заблокированными за рубежом) не означает конец гегемонии доллара, так как население, компании и корпорации все еще вынуждены покупать американскую валюту. Доллар до сих пор остается одной из самых надежных валют в мире, подкрепленной тем, что за все своего существования США всегда платили долги. Экономика Штатов остается главенствующей в мире (Китай производит множество товаров, но США все еще опережают КНР по паритету покупательской способности). Доллар придется покупать для платежей за поставки ресурсов, товаров и услуг.

Отметим также и то, что монетарные власти США в лице Федерального резерва продолжат агрессивное ужесточение денежно-кредитной политики (ДКП) для борьбы с растущей инфляцией. Это повышает доходность по американским гособлигациям, что приводит к росту их популярности среди инвесторов, учитывая, что ФРС оказался заметно более «ястребиным», чем его центробанки других стран.

Это приводит к тому, что инвесторы скупают доллары для закупок облигациями, тем самым поддерживая американскую валюту. В обозримом будущем ФРС продолжит «ястребиную» риторику, а аналитики ожидают повышения ставки в этом году выше 3% годовых. Поэтому ожидать снижения популярности доллара как инвестиционного актива также не стоит.

Что касается популярности среди населения, то доллар – понятная валюта для всего мира, включая и россиян из самых отдаленных городов. Доллары ликвидны, легко обмениваемы и просты для понимания. В то же время альтернативы, о которых говорят чиновники, вроде валют «дружественных стран» не подходят для сохранения сбережений из-за того, что все «дружественные» страны – развивающиеся, и их валюты довольно волатильны. В целом можно использовать тот же гонконгский доллар или дирхам ОАЭ, которые привязаны к доллару, но эти валюты крайне неликвидны, а простых инструментов для массового пользования с ними нет.

Юань набирает популярность на Московской бирже, однако и он все еще остается «экзотической валютой», которую очень непросто найти в обменниках или приложениях банков. Несмотря на то, что некоторые крупные банки анонсировали вклады в юанях, процентная ставка по ним довольно низкая и редко превышает 1,5–2% годовых, при том что юань все же не самая стабильная валюта.

Таким образом, говорить о закате доллара или деполяризации еще очень рано. Можно ввести искусственные ограничения, но это будет лишь указывать на фактическое бессилие перед долларом, а также создаст «теневой сектор». Однако на горизонте 10 лет и более, скорее всего, мы можем видеть плавное снижение доли доллара в мировых резервах и транзакциях по мере развития стран БРИКС и других развивающихся стран.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Добавить комментарий


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных