Журнал ПЛАС » Мнения экспертов » 228 просмотров

Банки сокращают программы лояльности – мнения экспертов

На днях стало известно о решении многих российских кредитных организаций сократить программы лояльности на фоне регулирования Банком России комиссий за прием банковских карт, которую магазины платят банкам. Так, из-за решения регулятора, программы лояльности уже изменили Газпромбанк, «Хоум Кредит» и Кредит Европа Банк.

Портал PLUSworld.ru связался с финансовыми экспертами, чтобы прояснить непростую ситуацию.

На вопросы журнала отвечали:

Павел Рево – Вице-президент – Директор по развитию Транспортной Клиринговой Палаты

Виктор Достов –председатель Ассоциации «Электронные деньги»

Александр Дынин – директор департамента эквайринга банка «Открытие»

Иван Глазачев – генеральный директор сервиса Яндекс.Деньги

PLUSworld.ru: Считаете ли вы, что отказ от кешбэка – вполне логичный и легко прогнозируемый встречный шаг со стороны банков в ответ на новые требования Банка России, которые обусловлены давлением лобби крупнейших предприятий интернет-торговли, уже являющимися основными выгодополучателями от кризиса? Можно ли утверждать, что за этот акт популизма расплачиваться будет сам потребитель, якобы в интересах которого изначально данная мера и была предпринята?

П. Рево: Шаг логичный, но, во-первых, доля карт по которым выплачивается кешбэк в рамках эмиссии РФ незначительна; во-вторых, транзакционная активность для многих категорий клиентов (например, премиальных) несущественный доход для эмитентов; в-третьих, кешбэки для многих эмитентов составляют незначительную долю расходов. Поэтому, ограничения по программам лояльности затронут только отдельные категории клиентов отдельных эмитентов, несущественные в рамках всего объема эмиссии.

В. Достов: Нужно понимать, что у банков нет других доходов, кроме доходов от их клиентов. Значит, если часть доходов выпадает в одном месте, банк или покорно сокращает прибыль, или берет ее из других мест. Наиболее очевидное место – это отмена программ поощрения, кешевых, милевых и так далее. На практике ситуация сложнее. Существует несколько работ, посвященных реакции банков на ограничения банковских комиссий в ЕС или США. Там банки брали деньги из разных источников, например повышали плату за обслуживание счетов или карт. Единственно, что после понижения комиссий не случалось никогда – падения розничных цен. Иными словами, после таких решений высвободившиеся процент перекладывается, в основном из кармана клиента в карман ритейлера.

А. Дынин: Вполне логично, что уменьшение доходов от операций по картам, а именно это произошло в момент введения льготных ставок интернет эквайринга в отдельных категориях торговли на период эпидемии, должно было привести к перебалансировке условий обслуживания клиентов. Для одних банков это влияние будет более серьезным, для других менее, в зависимости от структуры клиентского портфеля, паттерна трат и специфики формирования доходной части эмиссионного бизнес-кейса.

Ожидаемо, что ряд банков, для которых получение interchange fee было ключевым источником фондирования программ лояльности, и для которых клиентские траты на повседневные товары в интернете формировали значимую часть такого дохода, быстрее других меняют условия обслуживания в сторону ухудшения. Полагаю, что в случае, если текущая ситуация с ограничениями для «наземного» бизнеса затянется на длительный срок, количество таких банков может вырасти.

И. Глазачев: Тариф, по которому компания платит за прием платежей в онлайне, формируется из нескольких составляющих: комиссии платежной системы, интреченджа, банка-эквайрера и PSP (если используется платежное решение). Снижение ставки для интернет-магазинов сейчас произошло за счет сокращения дохода эквайреров, PSP и, в первую очередь, за счет интерченджа, величину которого заметно ограничили.

Таким образом, возможность сократить издержки ритейлерам предоставляется во многом за счет снижения доходов банков, эмитирующих карты покупателей, ведь именно им принадлежит интерчендж. Логичным и ожидаемым стало решение эмитентов ограничить программы лояльности. Фактически, кешбэк люди получали как раз за счет интерченджа, и теперь далеко не все участники рынка могут поощрять покупки картами на прежних условиях. В этой ситуации неизменными доходы от оплаты покупок в интернет-магазинах сохранились только у платежных систем, так как их комиссии не изменились.

PLUSworld.ru: Насколько сильный ущерб платежная индустрия и онлайн-коммерция могут понести от этого решения?

П. Рево: Ущерб от данного решения, равно как и выгода от него, сильно преувеличены. Согласно статистике ЦБ, объем карточных платежей за 4кв 2019 составил 7,5 трлн рублей. Если, с учетом роста в этом году, взять 9 трлн рублей в квартал, или 3 трлн в месяц, а онлайн 10%, т.е. 300 млрд рублей в месяц, думаю, не ошибемся. Тут я ткну пальцем в небо и предположу, что треть из этого те сферы, где снизился IRF снизился на 1% (с 1,7 до 1,0). То есть речь может идти о не более 1 млрд рублей в месяц, который перекочевал из карманов эмитентов, в карманы онлайн-ритейла. С учетом того, что у эмитентов на счетах чуть более 30 трлн денежных средств физических лиц, которые дают пассивный доход несколько процентов в год, или сотни млрд рублей, то можно сделать вывод, что никакого существенного влияния на эмитентов эта мера не окажет. Даже, если мера будет расширена на другие сферы и офлайн и ограничат интерчендж 0,7%, а максимальную ставку в 1,0%, выпадающие доходы эмитентов составят порядка 0,5%-0,6% от 9 трлн или 50 млрд, которые также несущественны. Допущение многих игроков и экспертов о снижении интереса покупателей к карточным платежам считаю неуместным, поскольку такое ограничение не приведет к полному сворачиванию мотивирующих программ, однако карточные платежи будут более комфортны для торговых точек и POS-терминалы будут несколько реже «ломаться». Можно отметить, что данные меры несут риски для проекта СБП, поскольку после данного решения экономическая целесообразность использования СБП будет весьма сомнительна для торговых точек. Однозначно может пострадать инвестиционная привлекательность и финансовые результаты платежных провайдеров, поскольку лимитирование ставки для торговых точек сильно уменьшит их финансовые показатели. Однозначно пострадают те банки, где основным источником пополнения карт являются р2р переводы, поскольку их юнит экономика при текущих кешбэках станет отрицательной, а без кешбэка использование их карт будет менее привлекательным. В стратегической перспективе также может снизиться прибыльность международных платежных систем, поскольку их комиссия (порядка 0.4% суммарно с эквайрера и эмитента) окажется заметной в расходах эмитентов и эквайреров и МПС будут находиться под давлением регулятора и банков. Неявным бенефициаром данных мер могут оказаться карты рассрочки, поскольку рассрочку можно рассматривать, как интерчендж в скрытом виде и для тех категорий потребителей, которые потеряют кешбэки, карты рассрочки могут оказаться вполне достойной альтернативой.

В. Достов: Я бы не назвал его фатальным в деньгах, на фоне доходов большинства банков это переносимый ущерб. Беда в том, что решение рушит устоявшуюся сбалансированную модель платежной системы со всеми ее расчетами между эмитентом, эквайрером, платежной системой, датируемыми инвестициями в новые технологии и так далее. В итоге стремительное развитие безналичной системы в России, которым мы так гордились последнее время, неизбежно пострадает.

А. Дынин: Важно понимать, что снижение издержек для ТСП в этот непростой момент, пусть и не в самом сбалансированном варианте по структуре поддерживаемых отраслей, в целом полезно для экономики.

Конечно, было бы лучше, если бы преимущество, которое получили интернет-торговцы, было транслировано конечным покупателям. Пока мы этого не видим, да и опыт показывает, что, скорее всего, этого не случиться. Тем не менее, поддержка даже части бизнеса сейчас полезна.

Оценить совокупное влияние мер на экономику банков и платежных агрегаторов не просто, надо проанализировать массу факторов, в том числе кардинально поменявшихся в период карантина. Это можно будет сделать позже.

И. Глазачев: Мы не занимаемся мониторингом цен в магазинах и анализом программ лояльности ритейлеров, но, на данный момент, нет оснований полагать, что потребители почувствуют заметное снижение стоимости товаров.

PLUSworld.ru: Вызвало ли, по вашим наблюдениям, внедрение сегментарных программ с пониженной ставкой межбанковского вознаграждения (IRF) на стороне платежных систем какие-либо ответные шаги со стороны торгового ритейла по снижению цен, повышению инвестиций в лояльность и т. д. для потребителей?

П. Рево: Это вызывает большие сомнения, однако, по моему мнению, решение будет способствовать развитию карточных платежей, поскольку для мерчантов они стали более привлекательными по сравнению с кешем, а потребителей это не заставит отказаться от использования карт.

В. Достов: Мы пока не видим ни одного пресс-релиза, в котором ритейлер бы объявил, теперь он снизит цену или как-то иначе отдаст клиентам выгаданный процент. Ждем.

А. Дынин: Нет, я не вижу таких изменений за ту неделю, которую действуют новые ставки.

По материалам портала PLUSworld.ru


Понравился материал? Поделись.

Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных