Цифровой рубль на российском рынке: преодолимы ли трудности?

Хусан Умаров, генеральный директор международного процессингового центра PAYMO, предлагающего актуальные платежные решения, анализирует потенциальные риски, связанные с введением в оборот национального цифрового рубля. Напоминаем, что создание платформы и старт тестирования российской ЦВЦБ запланированы на 2021–2022 гг.
С конца 2020 года банковское сообщество при инициативных шагах Центрального банка России ведет активную дискуссию о возможности введения в России национального цифрового руб­ля, построенного на принципах, аналогичных цифровой валюте центральных банков зарубежных стран, с учетом национальной специфики и текущей экономической ситуации.

Стремление дать своевременный и адекватный ответ на главные тенденции развития экономического рынка финансовых услуг 2021 года понятно: сегодня цифровые валюты центральных банков (ЦВЦБ) находятся на пике популярности.

Опыт мировых держав это подтверждает: планируется тестирование платформ для запуска цифровых валют в крупных банках Кореи и Норвегии, с весны этого года первые цифровые кошельки уже вовсю используются в Китае. Можно понять, почему российское сообщество не желает оставаться в тени актуальных тенденций, выделяя очевидные преимущества нового платежного средства (см. рис. 1).
Опираясь на такие позитивные для общества задачи, как повышение безопасности совершения платежей, борьба с коррупцией, увеличение эффективности управления монетарной политикой, развитие здоровой конкуренции на финансовых рынках, цифровой руб­ль на российском рынке сталкивается с рядом трудностей.

Причины заключаются не только в нестабильной экономической обстановке периода коронакризиса или в традиционном консерватизме пользователей финансовых инструментов, которые используют корзину привычных им наличных, безналичных либо переданных через Систему быстрых платежей или через телефонный перевод финансовых средств.

Планомерное введение цифрового руб­ля в 2021‑2022 гг. в России осложнено целым рядом факторов. Критически оценивая некоторые из них, следует признать, что преодолеть их в установленные Банком России сроки будет непростой задачей для всех участников процесса.

Например, не самой простой задачей для новой платежной платформы станет достижение «мгновенной ликвидности», о которой заявлял зампред Банка России Алексей Заботкин: «Цифровой руб­ль задумывается как платежное средство с абсолютной мгновенной ликвидностью. Это средство, которое вы в полном объеме, в любой момент времени — 24 часа семь дней в неделю — можете перевести на свое усмотрение кому угодно». Несмотря на привлекательный потенциальный результат, необходимо принимать во внимание, что ряд привычных клиенту финансовых инструментов и операций с вводом цифровой валюты станет ему недоступен. Например, с цифровыми руб­лями перестанут начисляться проценты на остаток по счету. Под запретом также окажется кэшбек.

Для массового пользователя отсутствие привычного финансового инструментария может закончиться вынужденным увеличением времени на совершение ряда примитивных технических операций (например, по переводу заработной платы в цифровых руб­лях в традиционный безналичный руб­ль для реализации процентов за остаток).
Блокировка счетов

Строгий контроль за движением средств благодаря уникальному цифровому коду каждого цифрового руб­ля, возможность отследить любой платеж (госзаказ, бюджетные средства) и его целевое назначение, проверив на соответствие Закону 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», помогут эффективно решать задачи борьбы с хищением средств и уменьшения масштабов коррупции. Однако подобные меры пока не являются гарантом от возможных противоправных действий с данным платежным средством: современный финансовый мошенник совершенствуется вместе с рынком и инновационным инструментарием, который тот предлагает.

Также нельзя исключать возможность ошибочных блокировок счетов клиентов. Повышение вероятности блокировки счета особенно опасно для клиентов, у которых заблокированный счет является единственным или привязанным к его профессиональному занятию, бизнесу.
Совершение платежей только внутри страны

Отсутствие лимита и комиссии на перечисление любой ежемесячной суммы для физлиц и, как следствие, — удешевление переводов (по сравнению с традиционными банковскими картами), снижение стоимости транзакции, увеличение ее скорости — позитивные тенденции для развития цифровой валюты в России. При этом нельзя не принимать во внимание следующий факт: платежи с цифровыми руб­лями могут совершаться только внутри страны, национальный цифровой руб­ль нельзя использовать за пределами РФ, а удешевление переводов и платежей возможно только при установлении предела комиссии, аналогичного принципам СБП, выше которой банки не смогут устанавливать свои тарифы.
Высокая вероятность удорожания кредитов

Токенизация цифрового руб­ля (оснащение цифровым кодом безналичных средств) поможет привлечь дополнительную ликвидность для развития бизнеса и решить проблему удорожания фондирования. При этом, если с проблемой удорожания фондирования справиться теоретически можно, то актуальным проблемам повышения процентных ставок для клиентов (из-за притеснения безналичных и наличных средств сильным конкурентом — цифровым руб­лем), а также удорожания кредитов для малого и среднего бизнеса пока не предложено достойных вариантов решения.
Одноуровневая банковская система

Многие эксперты высказывают опасение, что реализация основных задач программы цифрового руб­ля в РФ в отдаленной перспективе может привести к построению одноуровневой банковской системы. Вместо ожидаемого увеличения конкуренции между банками Центральный банк рискует начать выполнять на рынке одновременно несколько малосовместимых ролей, выступая и в качестве оператора платформы, и эмитента, и держателя кошельков. Отсутствие комиссии за переводы для коммерческих банков может подтолкнуть ряд из них к уходу с рынка. Организация деятельности платежных компаний также окажется под большим вопросом.
Многоцелевая работа с персоналом

Выстраивание принципиально иной платежной инфраструктуры (создание новых банкоматов и терминалов, разработка альтернативной схемы эквайринга) и новых видов финансовых сервисов в контексте ограниченного Банком России периода времени потребует большого количества вкладываемых материальных и интеллектуальных ресурсов и сил, а также переобучения персонала, выстраивания принципиально иной схемы профессиональной мотивации и оценки рабочей эффективности.
Стагнация после пандемии. Готово ли общество?

Новые платежные сервисы и продукты (уникальные коды платежей, смарт-­контракты и пр.), которые удовлетворяют потребность клиентов в инновациях, — весьма перспективная тенденция развития финансового рынка цифровых валют. Однако, несмотря на то, что, по результатам опросов, только 22% населения выступают резко против цифрового руб­ля, в выборе традиционных финансовых средств (наличных и безналичных) также большинство демонстрирует консерватизм. Неготовность к освоению новых платежных инструментов особенно сильна с учетом постпандемийного периода и медленного восстановления как мировых экономик, так и доходов физических и юридических лиц. Сроки восстановления стабильности на мировом экономическом пространстве для современного периода цивилизации также остаются неопределенными, как и вероятность новых эпидемических угроз.
Вопрос виртуальной безопасности остается открытым

Обеспечение виртуальной безопасности цифрового руб­ля сегодня — задача с высокой степенью актуальности. Заместитель председателя правления ПАО «Сбербанк» Станислав Кузнецов заявляет о том, что «существующий уровень кибербезопасности в банковском секторе пока не может обезопасить операции с цифровым руб­лем». Объем выделенных средств на обеспечение цифровой безопасности соответствует динамичным масштабам развития молодой финансовой отрасли: эксперты говорят о порядка 20‑25 млрд руб­лей, которые необходимо выделить для защиты цифрового руб­ля от киберугроз. Следует отметить, что новые угрозы в отношении цифровых валют развиваются при одновременном всплеске телефонного мошенничества с традиционными деньгами на банковских картах россиян, который особенно вырос в период самоизоляции и мирового локдауна.
Повышение кредитных ставок

Естественный отток клиентских средств, уменьшение количества наличных и безналичных денег ввиду введения в оборот третьего вида национальной платежной валюты — еще одна характерная тенденция развития современной финансовой инфраструктуры. Поскольку планируется замена весомой части оборотных средств на цифровые (а Банк России говорит о возможности полного перевода социальных пенсий, выплат и заработных плат в цифровую форму), коммерческие банки станут располагать меньшим количеством доступных для предоставления их в качестве кредитных средств. Недостающие средства они будут вынуждены брать у Банка России под процент либо повышать ставки по депозитам, вкладам, накопительным счетам для привлечения средств потенциальных клиентов. И в первом, и во втором случае неизбежным станет повышение кредитных ставок, поскольку стоимость денег (как и потребность в них) вырастет в разы.
Какое будущее ждет цифровой руб­ль в России?

Наличие ряда потенциально реализуемых недостатков цифровой валюты позволяет говорить о том, что не все в этом непростом вопросе так однозначно. Призванная стать гибкой и инновационной, третья национальная валюта рискует превратиться в огромную (в России осуществляется до 20 млн транзакций ежедневно) и дорогостоящую (с учетом затрат на обеспечение грамотной цифровой безопасности) технологическую платформу. Однако, несмотря на ряд трудностей, экспертное банковское сообщество надеется на внимательное отношение эмитента новой валюты к высказываемым опасениям и предложениям, которые могут быть реализованы в предполагаемый период апробации в видоизмененной в соответствии с запросами общества форме. Цифровой руб­ль — перспективное молодое направление в финансовой отрасли, которое при бережном и внимательном отношении всех участников процесса способно превратиться в полноценный вид реализуемой в обществе валюты.
Контакты
+7 495 369-6067

hello@paymo.ru
Задать вопрос компании