ЦВЦБ как перспективное направление в области закрытых распределенных систем
 

ЦВЦБ как перспективное направление в области закрытых распределенных систем

Хусан Умаров, генеральный директор международного процессингового центра PAYMO, анализирует преимущества перехода к цифровым национальным валютам, обосновывает необходимость поиска альтернативного решения, облегчающего процесс внедрения нового платежного средства, а также оценивает ближайшие перспективы цифровых валют центральных банков на глобальном экономическом рынке.
Пандемия COVID‑19 изменила мир. Трансформации коснулись не только социального и экономического уклада абсолютно всех экономик мира, от крупных мировых держав до развивающихся стран и отдаленных регионов, но и привычного финансового инструментария. Для исполнения задач социального дистанцирования и самоизоляции, а также дистанционного режима трудовой деятельности обществом была поставлена задача оперативного поиск новых форм безналичной оплаты.

Актуальным средством платежа была признана «новая форма денег», дополняющая безналичные и наличные денежные средства — цифровые валюты центральных банков, (Central Bank Digital Currency, CBDC или ЦВЦБ). ЦВЦБ является средством платежа, меры и сохранения стоимости и представляет собой «валюту электронного формата», безопасность которой обеспечивается компьютерным шифрованием, а выпуск происходит на основе технологий открытых сетей распределенных реестров (блокчейн) и закрытых сетей распределенных реестров, устанавливающих критерии допуска пользователей к управлению узлами и сервисами сети.

Катализатором изменений стали также такие тенденции, как стремление уменьшить оборот наличных денежных средств в выпускаемых государством фиатных деньгах, стимулирование национальной экономики, рост популярности инновационных технологий, искусственного интеллекта и криптовалют. Среди других возможных целей — не только создание конкурирующего с долларом денежного средства, но и признание этого средства главной резервной валютой страны.
Пилотное внедрение ЦВЦБ: страны-­участницы

Невозможность осуществления государственного контроля за криптовалютами, заложенная в самом принципе их реализации, стала одной из актуальных проблем в вопросе оборота и эмиссии (выпуска) денежных средств. Назрела необходимость в создании альтернативы частным и публичным криптовалютам, единственным эмитентом которой будет центральный банк.

Цифровые национальные валюты могут использоваться как для расчетов внутри страны, так и для реализации трансграничных платежей, совершаемых за пределами государства. В соответствии с поставленными целями выделяются две модели цифровых национальных валют — для внутреннего и внешнего использования (см. таб. 1).
  1. Цифровая национальная валюта для внутренних целей (характерна для Испании, Нидерландов, Франции) базируется на основе токенов и является доступной для всех категорий пользователей, включая нерезидентов. Большинство стран-­сторонников распространения цифровых национальных валют склоняется к этой модели CBDC.
  2. Цифровая национальная валюта для внешних целей предназначена для осуществления трансграничных платежей вне пределов страны. Активным сторонником подобной модели национальных цифровых валют является Восточно-­Карибский центральный банк — главный банк восьми островных государств Карибского бассейна.
Внедрение цифровых национальных валют сегодня протекает по-разному: ряд стран только проходит стадии длительного тестирования, разработки дизайна и аудита, вдумчивого анализа процессов сторонними консультантами (Южная Корея, Китай), а ­где-то, например, на Багамских островах, цифровую национальную валюту в обязательном порядке обязаны принимать в любой точке продажи или торговом центре. 2018−2020 гг. ознаменовались выпуском (в том числе пилотным) и внедрением цифровых национальных валют в ряде перечисленных ниже стран (см. таб. 2).
Сегодня около 20% из 55 крупнейших центральных банков таких мировых держав, как Англия, Италия, Франция, Германия, Бельгия, Испания, Аргентина, Бразилия, Австралия, США, Канада, Япония, Китай, Южная Корея, Индия, Гонконг, Швеция, Норвегия, Израиль, Россия, а также Азербайджан, Казахстан, Грузия и др. начали процесс тестирования и апробации собственных государственных цифровых валют, которые будут доступны всем категориям граждан, позволят совершать быстрые платежи онлайн и исполнять другие актуальные финансовые задачи.

Преимущества и проблемные аспекты ЦВЦБ

На сегодняшний момент цифровые национальные валюты как денежный актив нельзя признать полностью соответствующими задачам только наличной либо безналичной оплаты. Как актуальный финансовый инструмент ЦВЦБ сохраняет в себе как преимущества, так и недостатки цифровых активов, однако имеет ряд функций, близких наличным денежным средствам.

В качестве преимуществ следует выделить:

  1. Уменьшение оборота наличных денежных средств.
  2. Стимулирование экономики страны (особенно актуально для регионов, испытывающих социальные и экономические затруднения) в результате использования местной валюты для оплаты приобретенных товаров и услуг.
  3. Увеличение скорости совершения транзакций и трансграничных переводов.
  4. Повышение финансовой инклюзивности, представляющее собой снижение затрат на проведение расчетных операций и реализацию платежной инфраструктуры с меньшими затратами на переводы (справедливо при условии, что масштабы применения новых денежных технологий будут соразмерны объемам безналичных платежей).
  5. Повышение уровня безопасности совершения электронных платежей за счет внедрения современных финансовых инструментов, например, уникальных номеров («маркирования»), которые предоставляют пользователю возможность отследить все реализованные транзакции и восстановить права владельца в случае мошеннической атаки или утраты денежных средств.
  6. Уменьшение и стабилизация кредитных рисков и рисков ликвидности.
  7. Улучшение финансового имиджа как центрального банка, так и страны, реализующей цифровую национальную валюту.
  8. Увеличение конкуренции между центральными банками, различными видами криптовалют и ИТ-компаниями.
  9. Снижение числа незаконных, «теневых» денежных операций, борьба с коррупцией, хищениями, мошенничеством, незаконным переводом крупных денежных сумм за счет облегчения администрирования бюджетных платежей и предоставления возможностей по отслеживанию денежных операций через контрагентов.

Не остались в стороне от мирового сообщества возможные проблемы внедрения цифровых национальных валют. Один из инициаторов дискуссий о ЦВЦБ, британский экономист, заместитель управляющего по денежно-­кредитной политике Банка Англии (Bank of England) Бенджамин Бродбент (Benjamin Broadbent), в ходе представления доклада о реализации проекта собственной национальной валюты в марте 2016 года в качестве центральной проблемы цифровых национальных валют отмечал «неподготовленность финансовой инфраструктуры».

Среди других проблемных аспектов, выделенных Б. Бродбентом: трудность сохранения равновесия между активно растущими технологическими секторами экономики и возможными рисками от этого роста, невозможность полной замены традиционных валют (доллара, евро, фунта), внутреннее психологическое сопротивление простых граждан, которые, несмотря на недостатки доллара как лидера на валютной арене, «тянутся к знакомому и понятному».

По замыслу Б. Бродбента, повсеместный перевод международных расчетов на единый цифровой формат, как и признание решений центральных банков-­участников взаимопризнаваемыми" другими странами-­участниками пока остается труднодостижимым, поскольку означает бесперебойное, автономное функционирование во всех странах-­участницах мировой торговли.

Еще одной актуальной проблемой становится реализация денежной кредитной политики в условиях сосуществования с национальной цифровой валютой, поскольку с введением CBDC и оттоком депозитов клиентов под угрозой окажутся коммерческие банки, обслуживающие кредитную сферу, а значит, и вся экономика — кредитование по-прежнему остается основным двигателем экономического роста (см. рис. 1).
Также реализация CBDC может негативно сказаться на работе розничных компаний, поскольку в ходе распределения кредитных активов акцент будет смещен в сторону оптовых сделок.

Таким образом, цифровые национальные валюты содержат в себе не только преимущества, но и спектр следующих проблемных аспектов, требующих немедленного решения:
  1. Риск ухода с рынка традиционной банковской системы, сопротивление как рядовых сотрудников банков, так и топ-менеджмента грядущим изменениям.
  2. Прекращение функционирования привычной структуры электронных платежных систем из-за потери конкуренции между ними.
  3. Категорический отказ ряда стран от тестирования и апробации цифровых национальных валют.
  4. Серьезная финансовая и моральная нагрузка на центральные банки и государство.
  5. В случае перевода денежных средств вкладчиками в цифровые активы коммерческие банки в целях борьбы с оттоком ликвидности неизбежно повысят ставки по депозитам, а также счетам до востребования, что в перспективе приведет к росту как кредитных ставок, так и недовольства клиентов, а также снижению темпов экономического развития. Подобный процесс ряд экспертов, среди которых Рафаэль Ауэр (Raphael Auer) и Райнер Бомэ (Rainer Bohme), в отчете Банка международных расчетов (Bank for International Settlements, BIS) был назван «бегством из депозитов».
ЦВЦБ: прогностический сценарий

Сегодня интерес к созданию и реализации цифровых национальных валют проявили 66 стран, среди которых как крупные представители глобального экономического рынка (Германия, Китай, Япония, Испания, Франция, Россия и др.), так и отдаленные регионы, развивающиеся страны и страны, испытывающие экономические, политические и социальные проблемы (Бангладеш, Камбоджа, Ирак и др.). Особенно актуальным введение цифровых национальных валют становится в странах третьего мира, где большая часть населения даже не имеет банковского счета. Несмотря на все трудности, согласно исследованию BIS за 2020 год 80% центральных банков в той или иной мере заняты разработкой собственной цифровой валюты, а 10% планируют ее выпустить уже в течение ближайших трех лет.

Сегодня активный дискуссионный процесс о новом финансовом инструментарии, который позволит совершать платежи из любой точки мира оперативно, недорого и без привлечения посредников и необходимости выплат комиссионных сборов, но при этом, в отличие от криптовалют, будет подконтролен центральным государственным банкам и признан законным платежным средством, продолжается. Ведущие эксперты и аналитики в области экономики и финансов подчеркивают высокий потенциал, которым обладает новый платежный инструмент. Каждая из стран предлагает собственные пути решения актуальных, но сложных проблемных аспектов внедрения цифровых национальных валют. Один из вариантов — расширение возможностей для традиционных фиатных денег как альтернатива созданию и внедрению национальных цифровых валют. Например, в России в январе 2019 года была введена в эксплуатацию Система быстрых платежей (СБП), которая была запущена с целью удовлетворения спроса граждан на платежные услуги и повышения уровня конкуренции в банковской системе.

Несмотря на ряд проблем, существенно затрудняющих реализацию цифровых национальных валют в глобальном экономическом пространстве, процесс трансформации валютных операций и денежно-­кредитной политики не останавливается, а значит, тестирование пилотных вариантов внедрения нового платежного средства будет продолжено.
Контакты
+7 495 369-6067

hello@paymo.ru
Задать вопрос компании