НДО и банкоматный бизнес образца 2020-2021. Взгляд NCR

Одним из наиболее интересных выступлений прошедшего в июне 2021 года в Ташкенте Первого Международного ПЛАС-Форума «Банки и ритейл. Цифровая трансформация и взаимодействие» стала презентация Константина Хоткина, вице-президента по продажам компании NCR в России. Пользуясь случаем, в кулуарах мероприятия мы обсудили со спикером ключевые вопросы современного наличного денежного обращения, банкоматного бизнеса, а также текущие достижения и планы NCR в России и в мире.
ПЛАС: Основной глобальной тенденцией НДО стал устойчивый рост наличных в обращении, наблюдаемый в большинстве стран мира. При этом доля наличных платежей в розничных транзакциях снижалась — в России, по данным ЦБ, она упала с 60% в 2021 году до порядка 30% в 2020 году. Ваша оценка дальнейших перспектив наличных на мировом рынке и в России? В частности, будут ли они оставаться платежным средством в долгосрочной перспективе на фоне дальнейшего роста безналичных технологий?

К. Хоткин: Устойчивый рост наличных в обращении при одновременном снижении доли платежей с использованием наличных выглядит отчасти парадоксально. Предположу, что роль наличных трансформировалась: если ранее наличные выступали прежде всего средством платежа, то сейчас они являются средством накопления. Как известно, у наличных есть два преимущества, которые будут присущи им всегда, — энергонезависимость и конфиденциальность.

В современном мире, когда многие люди ощущают дефицит конфиденциальности, наличные являются защитным механизмом для сохранения приватности хотя бы в части потребления. Сейчас практически каждый шаг и действие человека может быть отслежено — куда он ходит, что смотрит, что читает, что покупает, чем болеет, с кем общается, и т. п. Многие даже не задумываются над данным фактом, но для ­кого-то это критично.

В свою очередь, энергонезависимость наличных — очень полезное свой­ство для устойчивости государства в случае ­каких-то непредвиденных обстоятельств, включая природные и техногенные катаклизмы.

И наконец, как я уже отмечал, иногда наличные — неплохой способ накопления денежных средств, особенно в странах с отрицательной или нулевой ставкой.

Хоть это и не принято говорить вслух, но именно благодаря наличным работает зачастую и серая экономика.

По совокупности всех этих факторов я не думаю, что наличные очень быстро исчезнут.
ПЛАС: Как вы оцениваете дальнейшие перспективы развития мирового рынка АТМ? Каковы его основные стратегические направления, включая ресайклинг, диспенсеры, поддерживаемое самообслуживание и т. п.?

К. Хоткин: Как следствие снижения роли наличных в качестве платежного средства во многих странах снижается сегодня и роль банкоматов. Однако они все равно присутствуют практически везде как необходимый элемент банковской системы. Если посмотреть на мировые тенденции, то количество банкоматов-­диспенсеров остается неизменным — при этом оно растет в развивающихся странах, а в развитых снижается. Увеличивается доля и количество ресайклинговых банкоматов, при этом снижаются аналогичные показатели т. н. многофункциональных банкоматов с раздельными модулями приема и выдачи.

Также наметилась тенденция роста числа устройств, на базе которых может быть организован мини-офис и которые позволяют клиентам получать большинство услуг дистанционно, включая выдачу эмбоссированной банковской карты.
ПЛАС: Как вы оцениваете влияние пандемии на банкоматный бизнес в целом и мировой рынок банкоматов? Насколько справедливы цифры статистики, говорящие о некотором сокращении глобальной инсталлированной базы, и насколько устойчива эта тенденция? В какой мере эта тенденция затронула независимых операторов банкоматных сетей?

К. Хоткин: Естественно, пандемия сказалась в том числе и на банковском секторе, ускорив некоторые важные тренды, например, процессы цифровизации. Однако в разных странах ситуация разная. По статистике транзакций в ряде стран мы видим, что пандемия привела к существенному снижению числа операций, а в других после снятия ограничений количество транзакций в банкоматах вернулось на прежний уровень. Независимые операторы, которые были ориентированы на установку устройств преимущественно для путешествующих, в некоторых регионах столкнулись с очень существенным снижением дохода, но все постепенно возвращается на прежние уровни. Количество банкоматов, как я уже и говорил, остается прежним, но общая тенденция такова, что в развитых странах идет снижение, а в развивающихся — рост числа установленных устройств.
Сегодня доля дохода NCR от сервисов и разработки программного обеспечения составляет 70%
ПЛАС: Несколько слов о современных позициях NCR на мировом рынке. Динамика ключевых показателей за последние годы, основные направления и сегменты?

К. Хоткин: На протяжении прошедшего десятилетия и особенно в последние два года компания NCR активно трансформируется из компании — поставщика аппаратных платформ в структуру, активно развивающую цифровые услуги, широкий спектр самых различных сервисов и программных решений. В подтверждение тому могу привести следующие красноречивые цифры — сегодня в банковском подразделении NCR доля дохода от продажи оборудования составляет всего около 30%. Остальные 70% приходятся на услуги и программное обеспечение. При этом мы, конечно же, продолжаем развивать и наше классическое направление бизнеса по разработке и поставке банкоматов и различных аппаратных систем для розничной торговли.
ПЛАС: Смена приоритетных направлений — от производства оборудования как такового к разработке софта и росту сервисной составляющей — какими факторами обусловлена эта трансформация?

К. Хоткин: Наверное, самым знаковым событием в этом плане стало объявление о присоединении к NCR компании Cardtronics, крупнейшего оператора независимых сетей. Сейчас идет постепенный процесс интеграции, хотя компании до сих пор существуют как отдельные бизнес-­структуры. Это еще раз подтверждает тезис о том, что NCR становится больше компанией, оказывающей услуги, а не поставщиком «железа» и программного обеспечения.
ПЛАС: Банкомат как сервис — еще одно перспективное направление, которое вендоры систем самообслуживания активно развивают в последние годы. Ваша оценка такой бизнес-­модели? Что делает (или уже сделал) NCR в этом направлении?

К. Хоткин: Такой подход очень популярен в некоторых странах, но в России банки пока только присматриваются к данной концепции. «Банкомат как услуга» подразумевает, что весь комплекс обеспечения работоспособности устройства, включая обработку транзакций, инкассацию, весь комплект ПО и сервисов, обеспечение безопасности, риски, а также владение устройством отдаются специализированной компании. Благодаря этому банку больше не нужно проводить десятки тендеров по каждому из компонент, искать бюджеты на апгрейды, которые необходимы в связи с новыми требованиями, новой операционной системой и прочее, не нужно содержать штат сотрудников, которые в каждом банке выполняют те или иные функции, связанные с управлением процессами, связанными с работоспособностью устройств. При такой модели банк занимается исключительно своим профильным направлением — банковской деятельностью.

В ряде стран уже можно привести примеры перехода на такую модель как достаточно крупных банков (например во Франции), так и небольших проектов, например в Польше. Концепт «банкомат как услуга» интересен прежде всего малым и средним банкам, т. к. это более эффективно именно в их сегменте. Для крупнейших банков, наверное, это не столь привлекательно, поскольку общий размер банкоматной сети влияет на эффективность работы этой модели. Что же касается активности NCR в этом направлении, то, как уже было упомянуто, приобретение компании Cardtronics стало для нас значительным шагом в рамках реализации данной концепции.
ПЛАС: Покупка крупного местного игрока на американском рынке и открытие на его базе подразделения NCR, позиционирующегося как независимый установщик банкоматов, — чем обусловлен этот шаг? Будет ли он масштабироваться вендором в других странах и регионах? Можно ли утверждать, что наиболее привлекательными с географической точки зрения выступают основные туристические направления?

К. Хоткин: Прежде всего отмечу, что Cardtronics ­все-таки не является исключительно национальной компанией. Это международная структура, хотя большинство устройств ее сети находится в США. В каких других странах будет развиваться нами эта услуга, сказать пока сложно. Но могу предположить, что нами будут тщательно проанализированы различные рынки, и развитие будет идти во многих странах. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что и до приобретения этой компании мы предлагали «банкомат как услугу» на многих рынках. Все зависит от емкости рынка, спроса, подходящих условий в виде потенциально большого количества клиентов и т. п.
Наша новая платформа для банкоматов с модулем ресайклинга получила название SR (scalable recycling, т. е. масштабируемый ресайклинг)
ПЛАС: На какие возможные преимущества сможет рассчитывать ваше подразделение, работающее в качестве независимого оператора сети ATM, благодаря модели «все в одном» — производство оборудования, разработка софта, сервисное сопровождение, аутсорс банкоматных сетей и, наконец, собственные сети устройств?

К. Хоткин: Думаю, что наличие в составе компании подразделения (на настоящий момент отдельно действующей структуры), выступающего независимым оператором, помимо прямых преимуществ от расширения бизнеса окажет также весьма положительное влияние и на другие подразделения NCR. Так, производство будет иметь возможность гарантированной загрузки мощностей вне зависимости от заказов клиентов, которые зачастую в течение года распределены неравномерно.

Программные продукты могут отлаживаться в рамках пилота в данной сети. Обслуживание будет осуществляться нашей сервисной организацией, а эффективность сервиса, как известно, тем выше, чем больше устройств находится на обслуживании. Появятся дополнительные возможности по использованию опыта компании Cardtronics как независимого оператора для предоставления «банкомата как услуги», и т. д. Все это должно дать положительный эффект для клиентов компании, так как часть преимуществ хоть и косвенным образом, но повлияют на весь наш спектр решений для банков.
ПЛАС: В заключение нашей беседы — несколько слов о планах компании в мире и в России, в том числе касающихся продвижения новой ресайклинговой платформы NCR.

К. Хоткин: Действительно, говоря о перспективах, не могу не упомянуть нашу новую платформу для банкоматов с модулем ресайклинга, которая анонсируется летом 2021 года. Она получила название SR (scalable recycling, т. е. масштабируемый ресайклинг), и это ключевое определение сути и преимущества новой платформы. На ее базе будут выпущены две модели и множество их конфигураций, при этом модуль остается по сути единым. Количество кассет будет варьироваться от трех до шести, при этом будут доступны конфигурации с раздельными кассетами, когда в одной кассете будет два отсека под разные номиналы банкнот. Таким образом, количество рециркулируемых номиналов может составлять от трех до восьми.

Будет использоваться три размера сейфов, будет выпущена модификация с кассетой загрузки и выгрузки, с помощью которой можно будет инкассировать банкомат без открытия сейфа.

Платформа имеет и ряд других преимуществ, и благодаря ее гибкости мы сможем предложить клиентам решение, которое удовлетворяет самому широкому кругу их бизнес-­требований. В настоящее время идет процесс сертификаций новых устройств.

К сожалению, пандемия внесла свои негативные коррективы в наши планы по проведению презентации новой платформы для банкоматов с ресайклингом для клиентов в России, но надеюсь, что у нас будет такая возможность в обозримом будущем.

На этом фоне хотел бы отметить, что журнал «ПЛАС» и проводимые им ПЛАС-Форумы традиционно помогут нам ознакомить с нашей новинкой самый широкий круг наших клиентов.
Контакты
ЗАО «Эн.Си.Ар», NCR A/O»

+7 495 961-3030

info.moscow@ncr.com
Задать вопрос компании