От Datacard к Entrust. 50 лет, которые изменили мир
 
От Datacard к Entrust
50 лет, которые изменили мир
Юрий Товб, генеральный директор группы компаний «КАРТХОЛЛ», и Артем Седиков, региональный менеджер, глава представительства Entrust, — об историческом пути и сегодняшнем дне легендарного производителя персонализационных решений.
История науки и техники знает много разных премий, званий и прочих способов воздавать должное, заслуженное, а иногда и не заслуженное ученым, инженерам, изобретателям, бизнесменам, финансистам и другим первопроходцам, сделавшим нашу сегодняшнюю жизнь такой комфортной и современной. Последнее время кинематограф изрядно попользовался темой сравнения жизни людей десятки лет назад с настоящим и будущим. Но как максимально объективно оценить вклад в эти перемены конкретных персон, компаний? С людьми все достаточно просто, вспомним великие имена, ставшие названиями научных законов или единиц измерения: Ньютон — ньютон, Вольта — вольт, Ом — ом, Ампер — ампер, Уатт — ватт, Тесла — тесла, и т. д.

Но как быть в этом плане с конкретными компаниями? Тут все несколько сложнее, но немного примеров ­все-таки найдется — в первую очередь это, конечно же, его сиятельство XEROX (компания Haloid сделала первый в мире копировальный аппарат, назвала его ксерокс, переименовалась в Xerox Haloid, затем отбросила слово Haloid и осталась Xerox).

А кто сегодня не знает Jeep? Тут история почти детективная, много версий, но точно известно одно — массовая продукция Willys — именно внедорожник Jeep! Их делал и Форд по чертежам Виллиса, такие форды назывались виллисами, компания переходила из одних рук в другие, но многие годы на рынке есть джип от Jeep и джипы от многих других автопроизводителей.

А теперь, наконец, перейдем к основной теме нашей статьи. После 50 лет безупречной службы на ниве персонализации пластиковых карт, несмотря на беспрецедентный коммерческий успех во всем мире и в России, легендарная компания Datacard, в 2013 году переименованная в Entrust Datacard, отбросила исходное название Datacard и стала просто Entrust! К преимуществам названия Entrust мы вернемся чуть позже, а пока напомним читателям основные вехи большого пути этого знаменитого разработчика и производителя, в первую очередь в России, но и, конечно же, в мире. Возможно, ­кто-то при этом ностальгически улыбнется (например, вспомнив молодость), а пытливая молодежь с удивлением узнает, что булки, оказывается, растут не на телеграфных столбах (мачтах сотовой связи).
Первый офис Dataсard в штате Миннесота (США)
Источник https://www.entrust.com/company/history
Этапы большого пути

Итак, на дворе стоит 1969 год, всего четыре года прошло с момента появления первой карты Diners, в американском штате Делавэр регистрируется компания Datacard (далее — DC) и начинает разработку высокоскоростных персонализационных устройств. Последние представляли собой электромеханические комплексы, собранные в одном большом параллелепипеде со стороной более метра и высотой 80‑90 сантиметров. Внутри происходило таинство целых трех операций: эмбоссирование, запись магнитной полосы и горячее топпирование («приплавление» золотой, серебряной или черной фольги к выдавленным буквам). Долгие годы эти три технологии полностью удовлетворяют мировой рынок, необходимо лишь разработать и выпустить несколько видов менее производительного оборудования, компактного, настольного — т. е. офисного. DC принимает вызов — последовательно появляются три устройства: DC220 (280), DC420 (450), DC310.

Этого успеха компании мало — появляется производство карт (целых пять заводов, или 50% от их глобального количества на то время), POS-терминалов, импринтеров, а также счетчиков расходных материалов.

Тем временем в карточном мире происходят два революционных события. В 1974 году французский журналист Жиль Морено патентует первый карточный чип, а в 1987‑м появляется технология монохромной (а в скором времени и цветной) печати на поверхности карты в ходе ее персонализации.

DC достойно отвечает на вызов времени, инженеры компании формулируют следующие основные «философские» принципы создания высокопроизводительных персонализационных машин:
  1. Физически машина образует комплекс из одинаковых 10‑дюймовых модулей (логический модуль может занимать неограниченное количество, но большинство распространенных модулей удалось поместить в один физический).
  2. Каждый логический модуль отвечает за свой тип/вид персонализации.
  3. Управляет всеми модулями центральная консоль с мощным компьютером, обеспечивающим постоянный контроль выполнения всех манипуляций с картой.
  4. И, наконец, совсем «мистическое» — карты движутся в модулях горизонтально, от начала до конца процесса персонализации, в вертикальном положении на длинном ребре.

Итак, началось победное шествие продукции DC по всему миру. Практически терминалы компании покрывали до 30% мирового рынка, карты — до 50%, а ситуацию в плане всего того, что называется «эмбоссеры», при умелом подсчете (с простительной долей лукавства) можно характеризовать, приведя лишь одну цифру — на оборудовании Datacard персонализировалось от 78 до 86% карт во всем мире. Ни De Beers, ни Coca Cola, ни Microsoft и ни IBM, при всем уважении к этим мировым гигантам, не добивались такой рыночной доли никогда!
Оборудование DC стало де-факто стандартом для персобюро банков, независимых компаний и производителей карт.

Datacard в России

Ну а что же Россия и Советский Союз? В СССР карты были не слишком востребованы, но просматривалась аналогия со знаменитым телемостом и сказанной на нем известной фразой про отсутствие в стране секса. Генетическая память о голоде, перманентный товарный дефицит и ненависть к «карточкам покупателя» эпохи брежневского продуктового дефицита сводили вероятность появления в стране популярного средства платежа в качестве массового к нулю. В перестройку и последовавшие за ней 1990‑е годы ситуация резко изменилась, открылись границы, к нам поехали туристы, наши граждане, в свою очередь, массово поехали за границу, появились первые коммерческие банки! Самое смешное — возникший дефицит наличных денег также ускорил появление безналичных средств платежа.

Первые карточные проекты характеризовались выпуском локально-­корпоративных карт для градообразующих предприятий и торговых сетей. Насколько это было «необычно», читатель может себе представить по тому факту, что в системе магазинов «ОЛБИ» (1991 год) сумма денег на счете клиента записывалась на магнитной полосе в открытом виде и при каждой покупке или пополнении счета перезаписывалась. Были попытки построения пирамид а-ля МММ на базе карт и банкоматов — «ГЕРМЕС ФИНАНС» (1995 год), — девяностые годы были действительно «лихими». В это же время (до осени 1992 года) официально-­неофициальным представителем Datacard в России была уважаемая французская компания FIT, которая поставила на наш рынок несколько настольных устройств, но была в значительной мере сконцентрирована на поставках современных кассовых аппаратов на базе компьютеров, рынок которых был, есть и будет действительно огромным. И вот осенью 1992 года DC выбирает «ИВК Системс» в качестве своего первого дистрибьютора в России. Первые эмбоссеры (DC310) поставляются в Кредо Банк, банки «Мост» и «Столичный». В 1993 году банк «Столичный» создает локальную систему «СТБ-КАРТ» и принимает решение размещать на этих картах цветную фотографию картхолдера. Приобретается первый в Восточной Европе персокомплекс DC9000 длиной около 4 метров. Скорость персонализации — более 1000 карт в час, правда, при цветной печати она падала до 400 карт, но все равно выглядела впечатляюще.

А потом процесс пошел, как в ядерной цепной реакции: Автобанк, Инкомбанк, Сбербанк, «Возрождение», Розан, Гознак, G&D, МТС, «НоваКарт», «Рускарт», «ОРГА-Зеленоград», Банк Москвы, ВТБ, «Русский Стандарт», Международный Московский Банк, Московский Индустриальный банк и многие другие. В результате к 2004 году 99% российских карт персонализировались именно на оборудовании DC.

К 2003 году DC уже проиграла рынок POS-терминалов и избавилась от них, выгодно поменяла производящие карты заводы на акции Gemplus, сосредоточилась на персонализации карт и — о чудо! — обратила свое внимание на лазерные технологии, и не только карточные, но и паспортные. Появился супермощный банковский комплекс Datacard Maxsys, способный персонализировать до 3000 карт в час! Случилось невозможное — Сбербанк приобрел первый в России Maxsys (спасибо решительности Андрея Соболева, одного из лучших специалистов-«карточников» того времени), и «пожалел» об этом только через много лет — и то только по поводу снятия их с производства (приобретя в результате более 10 таких комплексов).
Обновилась и структура представительства Datacard, с 2004 года у производителя появился еще один дистрибьютор — компания «ГАММА-КАРТ» (ГК «КАРТХОЛЛ»), а с 2006 года было открыто прямое представительство DC в Москве.

Можно долго мучить читателя, перечисляя, сколько всего впервые было сделано с помощью оборудования DC в мире, Европе, СНГ — поверьте, без Datacard не обходилась ни одна серьезная банковская инновация!

Даже революционная «Карта москвича», созданная с применением уникальной технологии персонализации до вырубки (то есть фактически еще до «рождения» карты), была эмитирована с применением оборудования DC и благодаря «Кардпрессу от DC».
А затем были запущены и проекты сети моментальных карт Альфа-­Банка, массовая гиперэмиссия Сбербанка, моментальная эмиссия Ситибанка, первая полноцветная печать в «Русском Стандарте» и многое другое.
В СССР генетическая память о голоде, перманентный товарный дефицит и ненависть к «карточкам покупателя» эпохи брежневского продуктового дефицита сводили вероятность появления в стране популярного средства платежа в качестве массового к нулю.
Фото: Ceri C / flickr
Почему «дешевое» покупают задорого?

Решения Datacard всегда отвечали принципу компании — «Мы продаем самое дешевое оборудование по самым высоким ценам». Спросите, как такое может быть? Все очень просто — ведь узнать, было ли в реальности оборудование дешевым или дорогим, мы можем только за десятилетия его эксплуатации, посчитав, сколько на нем выпущено карт и каков вес этой самой высокой цены в персонализации одной карты. В случае Datacard получается, что при закупочной цене иногда более чем в 2 раза выше, чем у конкурентов, наш DC оказывается в 4 (!) раза дешевле при расчете на одну карту. А комплекс DC9000 компании UCS вообще зарекомендовал себя непревзойденным чемпионом мира по количеству карт, выпущенных за год среди всех четырех тысяч таких устройств, установленных по всему миру.

А теперь хорошая новость! Несмотря на поклонение «цифровым ветрам» и переименование в Entrust, название всех персоустройств компании по-прежнему будет содержать в себе легендарное слово Datacard, и это не может не радовать всех тех, кто привык к самым надежным, самым многофункциональным, самым «апгрейдабильным» и самым дешевым машинам. И конечно же, при великолепном сервисе и качественных расходных материалах.

Да, ХХI век — век цифры, и новое место DC под именем Entrust состоит в следующем.
В сентябре 2020 года компания объявила о смене фирменного стиля и новом названии компании — Entrust (читается как «Энтраст», в вольном переводе — «доверие»).

«Глобальное воздействие пандемии COVID‑19 показало нам, насколько важна цифровая трансформация сегодня, — отмечает Тодд Уилкинсон, генеральный директор Entrust. — Как потребители, мы сейчас сильно зависим от цифровых технологий. Людям нужен удобный и безопасный опыт взаимодействия — когда мы едем за границу, делаем покупки в магазине, посещаем порталы электронных государственных услуг или заходим в корпоративную сеть. Я горжусь тем, что некоторые из крупнейших мировых правительств, самые авторитетные организации и предприятия доверяют нам в обеспечении безопасности граждан, торговли и информации. Название бренда Entrust отражает центральное значение наших технологий и инноваций в обеспечении безопасности мира, который меняется каждый день».

В течение последнего десятилетия Entrust постоянно двигалась от физической карточной и паспортной эмиссии в сторону цифровой безопасности, набирая максимально полный портфель решений на этом рынке. На фоне традиционных долгосрочных вливаний в НИОКР компания сделала ряд стратегических приобретений: разработчиков PKI Trustis и Safelayer, поставщика аутентификации SMS Passcode и лидера на рынке HSM (модулей аппаратной безопасности) nCipher.

В результате Entrust сохраняет статус мирового лидера в карточной эмиссии и параллельно становится одним из крупнейших в мире поставщиков программного обеспечения для цифровой безопасности. Объем инвестиций в разработки новых решений растет, и теперь это поддержка безопасного облака, усовершенствования в области аутентификации, цифровой подписи, управления идентификацией и HSM. Компания недавно запустила платформу PKI следующего поколения, ориентированную на сегодняшние растущие требования «шифровать все» для противостояния растущим угрозам сегодняшнего и завтрашнего дня, а в начале этого года представила новые решения беспарольной аутентификации и полностью цифровой идентификации.
Карточная персонализационная система MX8100
Конечно, инновации в карточной отрасли также не остаются в стороне — в сентябре был представлен новый модуль двухпроходной струйной печати по всей поверхности карты с УФ-полимеризацией — Duplex DOD, который может встраиваться в высокопроизводительные системы MX6100 и MX8100. Об этой машине хочется сказать особо. Свершилась многолетняя мечта крупных банков и независимых персобюро, которые обслуживают средних и небольших корпоративных клиентов: вы заказываете белые карты с 3‑4 типами чипов на целый год, заряжаете их в МХ6100/8100 (которые могут состоять даже из 44 модулей всевозможных видов персонализации) и в конце получаете любое количество полностью персонализированных карт со скоростью 3500‑4000 в час, готовых к отправке клиентам. Комплекс устанавливается в обычном офисе, а не в производственном помещении, и обслуживается одним-­двумя операторами. Это гигантский прогресс, сравнимый с переходом от кнопочного сотового телефона к последним моделям смартфонов с сотнями приложений!

В ближайшее время миру будет представлено также новое поколение настольных принтеров.
Entrust продает и обслуживает свои решения в 150 странах через глобальную сеть из пятидесяти региональных офисов и более тысячи торгово-­сервисных партнеров.

Новое название определенно нацеливает компанию в будущее, но и отдает должное ее наследию. nCipher становится Entrust, но сохраняется название линейки HSM nShield. Datacard сохраняется как название машин для объемной карточной эмиссии, и в этой области инвестиции и инновации не сбавляют оборотов.

Чтобы познакомиться с новым брендом и узнать больше о продуктах и услугах Entrust, посетите www.entrust.com.
Сердце модуля DOD с фрагментом обратного транспортера
Задать вопрос компании