Журнал ПЛАС » Коронавирус »

Индонезия в эпоху COVID-19. Массаж и бальзам – панацея от всех недугов?

В рамках серии публикаций о том, как мир переживает пандемию коронавирусной инфекции, о развитии ситуации в Индонезии порталу PLUSworld.ru рассказывает Антон Колобов, управляющий партнер локальной финтех-компании.

Индонезия в эпоху COVID-19. Массаж и бальзам – панацея от всех недугов?

О более ранних событиях читайте серию репортажей наших внешних экспертов из самых разных стран мира, включая США, Сингапур, Индию, Кипр, Канаду, Нидерланды, Бельгию, Израиль, Беларусь, Великобританию, Новую Зеландию, Португалию, Уругвай, Кению, Грузию и Армению.

PLUSworld.ru: Какова ситуация в вашей стране в связи с пандемией коронавирусной инфекции на сегодняшний день, что изменилось за последние месяцы?

А. Колобов: Как и в большинстве стран мира, на фоне пандемии COVID-19 в Индонезии был объявлен карантин, который предполагал социальное дистанцирование граждан. В качестве одной из антикризисных мер стал перевод всех организаций и бизнес-структур, за исключением обеспечивающих жизнеспособность государства и общества, на удаленный режим работы. Но эти процессы никто особо не контролировал, штрафов за нарушение ограничений не вводилось, движение транспорта де-факто также не ограничивалось. Социальные ограничения были сняты в стране совсем недавно, 4 июня.

Все это в итоге сыграло свою положительную роль, потому что экономика Индонезии, видимо, «просела» гораздо меньше, чем это произошло на Филиппинах или в Гонконге, где карантин был очень жестким.

Индонезия – очень большой, вязкий, самобытный и зачастую мало интегрированный в мировую экономику и политику рынок. Представьте себе, что вы бьете кулаком по воде – она быстро возвращается на свое место. Так и Индонезия – ее достаточно сложно расшевелить и поменять что-либо в текущем жизненном укладе населения, даже если речь идет о пандемии и ее последствиях. Поэтому эффект от COVID-19 в стране пока представляется более эмоциональным, нежели несущим какие-либо реальные изменения.

Конечно, деловая активность упала, но, я думаю, что восстановление будет достаточно быстрым.

PLUSworld.ru: Какими причинами был обусловлен относительно нестрогий карантин?

А. Колобов: На мой взгляд – с одной стороны, все понимают, что это опасное заболевание и необходимо предпринимать профилактические меры. С другой – поскольку ресурсы для действительно эффективных шагов в стране отсутствовали (как и в большинстве крупных небогатых стран), проще было сделать вид, что ничего страшного не происходит. До марта в стране официально отрицалось наличие случаев заражения COVID-19, хотя уже тогда стало очевидно, что вирус появился в стране еще в ноябре-декабре 2019 года, поскольку между Индонезией и Китаем традиционно присутствует большой трафик. Ситуация объяснялось и тем, что индонезийцы – это якобы уникальная нация, которая имеет свой особый иммунитет к COVID-19, в том числе… основанный на силе молитв. Всего на сегодняшний день официально было зарегистрировано около 14 тыс. случаев заражения индонезийцев. Однако реальная цифра может превышать декларированную в десятки и сотни раз.

Плотность населенность острова Ява достаточно высока (более 1060 чел./км²), при этом уровень гигиены и здравоохранения низкий, поэтому у меня были опасения, что это приведет к большому количеству летальных случаев.

От редакции

Действительно, остров Ява – не только самый населенный остров Индонезии, но и самый населенный остров всего мира. На нем сегодня проживают 143 млн человек, что составляет около 57% населения всей страны – при том, что Ява является всего лишь пятым по площади островом в составе своей страны. Разгадку столь высокой плотности стоит искать, скорее всего, исключительно в экономике и торговле. В 18 веке Ява стала одним из крупнейших производителей риса в Юго-Восточной Азии. Собственно, этим остров и привлекал многих.

Ява была голландской колонией, затем перешла под управление Франции (когда в эпоху Наполеона вся Голландия оказалась захвачена Францией), затем Явой совсем недолго управляли британцы (которые, помимо риса, пытались еще и культивировать чай, но, кажется, не очень успешно), ну а в 19 веке британцы вернули Яву голландцам. Возвращение Явы голландцам – очень важный момент. К тому времени – а речь идет о 1814–1815 гг. – на острове жило 5 млн человек. После всех пертурбаций, связанных со сменами колонизаторов, наступило относительное спокойствие. Ява начала кормить рисом все близлежащие острова, плюс солидную часть Юго-Восточной Азии, плюс наверняка голландцы много чего увозили в Европу.

Людей стало не хватать, началась миграция с соседних островов на Яву. На соседних островах рис если и выращивался, то в намного меньших объемах. Голландцы пришли к выводу, что рис приносит огромную прибыль, поэтому построили очень хорошую инфраструктуру на острове – дороги, порты, почту и так далее. Это тоже не могло не сказаться на притоке иммигрантов. Еще голландцы ввели налоговые послабления для желающих переехать на Яву, плюс сами жители Явы начали рожать детей в гораздо большем количестве, потому что рисовые поля вообще требуют очень много труда, и чем больше детей, тем больше риса удается производить.

Наконец, еще один важный момент – в яванской культуре, в отличие от многих соседних народов, не было культа рождения мальчиков. Этому было вполне практическое объяснение – для работы на рисовых полях годились и мальчики, и девочки, поэтому яванцы положительно воспринимали рождение любого ребенка. На Яве до сих пор немало многодетных семей. Такой естественный прирост населения, какой наблюдался там в течение 19 и 20 веков, мало где вообще встречался.

Я, конечно, не эпидемиолог, но думаю, что у населения тут действительно есть какие-то «механизмы здоровья», которые уже запустили антитела против коронавируса; либо, учитывая низкий уровень общественный гигиены, возможно, что какой-то отдельный вирус здесь просто ничего не решает.

Пока что, как показывает практика, COVID-19 – это болезнь «первого мира», который моет руки по десять раз в день и прививается от любой ерунды, а в Индонезии таких «проблем» нет.

PLUSworld.ru: Какие меры экономического характера были предприняты государством? Что из них оказалось эффективным, а что – нет?

А. Колобов: В конце марта планировалось выделить около 25 млрд долл. США на стимулирование экономики и т. д. Однако это решение до сих пор так и не согласовано между президентом и парламентом, и возможно, от него и вовсе откажутся, поскольку ситуация разрешается «сама собой».

Государство предоставило ряд налоговых послаблений, но налоги здесь итак никто особо не платит. Были объявлены и кредитные каникулы для сегмента малого и среднего бизнеса (СМБ), но, насколько я знаю, их особо никто не соблюдает. Иными словами, все идет своим чередом. При решении любой проблемы среди прочих есть опция «do nothing», показывающая, какой будет результат, если не делать ничего. Зачастую, когда инструменты управления процессом слабы, она оказывается наиболее эффективной. Думаю, в Индонезии именно она и сработала.

PLUSworld.ru: Как принятые антикризисные меры повлияли на рынок кредитования в сегменте малого и среднего бизнеса?

А. Колобов: После того как президент Индонезии публично объявил о том, что СМБ может не платить по кредитам ближайшие 12 месяцев, рынок кредитования МСБ был заморожен. Все понимают, что пока не будет «отката назад», новые кредиты никто выдавать не станет. P2P-площадки, которые раньше были самым модерновым кредитором СМБ, до кризиса предлагали доход инвесторам на уровне 10–15% годовых, сейчас же предлагают 20–25%. Желающие прокредитовать сейчас по понятным причинам отсутствуют.

PLUSworld.ru: Удаленный режим работы пришелся по душе многим работодателям, и они рассматривают возможность перехода на него на постоянной основе. Как обстоят дела с этим вопросом в Индонезии?

А. Колобов: Здесь до таких выводов еще не дошли. Индонезия – преимущественно «офлайновая» страна, и я не думаю, что один месяц самоизоляции этот тренд сильно изменит. Я полагаю, что люди вернуться в офисы, тем более им нравится находиться в компании,– есть street food, болтать, петь, иногда работать – для них это часть культурного кода! Вряд ли они от этого откажутся.

PLUSworld.ru: Продолжится ли дальнейший стремительный рост объема доли безналичных платежей? Будут ли после окончания пандемии участники рынка активно реализовывать в своих платежных продуктах бесконтактный формат? Быстро ли, на ваш взгляд, восстановиться потребность на использование наличных при расчетах в рознице?

А. Колобов: Уже пять лет в Индонезии отмечается устойчивый рост электронных платежей. В 2015 году, когда я приехал сюда работать, основным средством платежа были наличные, но затем оборот электронных платежей начал расти: 300 млн долл. США в 2017 году; 1,5 млрд долл. в 2018 году, 5 млрд долл. в 2019-м и прогноз на 2020-й – около 15 млрд. Не думаю, что пандемия сильно повлияет на этот тренд.

Что касается отказа от наличных в целях профилактики и гигиены, то от недугов и болезней большинство индонезийцев лечатся одним средством – массаж и бальзам (но не внутрь, а растереть). Не думаю, что гигиена в разрезе пандемии как-то повлияли на отказ от наличных.

В течение последних десяти лет на рынке электронных платежей работают 5–6 крупных игроков, которые много инвестируют в привлечение клиентской базы и предлагают действительно удобные и сверхсовременные способы оплаты. В этом смысле Индонезия может стать страной, которая перешагнет через этап банковских карт и сразу войдет в эпоху онлайн-платежей с помощью мобильного телефона, токенов и т. д.

PLUSworld.ru: Какие меры безопасности были предприняты индонезийскими ритейлерами в офлайновых торговых точках?

А. Колобов: Во всех магазинах сделали разлиновку площадей для соблюдения социальной дистанции в 1,5 метра, но покупатели особо ее не держат, также установили санитайзеры, сделали обязательным ношение масок, до перчаток, правда, пока не дошли.

В Индонезии очень много людей «работают» у входа в магазин – помогают посетителям открыть дверь, донести покупки или просто мило улыбаются. С приходом пандемии им раздали термометры, которые меряют температуру на расстоянии, и они проверяют ее у покупателей перед посещением магазина (иногда и после).

PLUSworld.ru: В России большой популярностью во время пандемии стали пользоваться курьерские службы доставки. Какова ситуация в этом сегменте в Индонезии. Будут ли столь востребованы и в дальнейшем курьерские Foodtech-службы?

А. Колобов: Индонезия даст сто очков форы России с точки зрения онлайн-доставки, поскольку здесь хорошо развита индустрия e-commerce и курьерской доставки. Пять больших интернет-площадок еще до эпидемии предоставляли качественный сервис быстрой доставки. Курьеры быстро выполняют заказы на относительно недорогих мотоциклах, а их труд дешев. Логистика внутри города здесь очень хорошо развита.

PLUSworld.ru: Оказалась ли эффективной политика поддержки рестораторов и отельеров, если такая практика была реализована в вашей стране? Ваши прогнозы относительно скорости восстановления работы сферы гостеприимства в Индонезии? Насколько изменится ее структура?

А. Колобов: Около 95% кафе и ресторанов закрывались на период карантина, но при этом большинство из них осуществляло доставку. В целом ресторанный бизнес в мае просел на 70% по отношению к марту. Но поскольку моллы и кафе – очень популярные места в Индонезии, именно здесь назначаются бизнес-встречи и проводятся семейный выходные, думаю, что они быстро наверстают упущенное.

В силу не очень жестких ограничений со стороны государства отели просели по наполняемости на 50%, что существенно ниже, чем в той же Малайзии – 70–80% или на Филиппинах – 100%. В индонезийской туриндустрии есть два сегмента – международное направление – Бали, и внутренний туризм – в основном остров Ява. За счет того, что в большинстве стран сохраняются запреты на передвижение за рубеж, и туристы пока летать не будут, думаю, что Бали будет восстанавливаться долго. В свою очередь, внутренний туризм здесь очень популярен, особенно так называемый «гастрономический». Поэтому можно ожидать более быстрого восстановления на локальных маршрутах.

PLUSworld.ru: Стали ли в условиях пандемии потребители более рационально подходить к своим покупкам? Насколько сложно и за счет чего можно будет стимулировать покупательскую активность, вернуть докризисный уровень объема потребления и возродить потребительские привычки?

А. Колобов: Доходы населения в Индонезии просели относительно не сильно в силу того что государство обязывало предприятия выплачивать зарплату работникам. Понятно, что были сокращения сотрудников или снижение зарплаты, но это не носило сверхмассового характера. Некоторое падение покупательского спроса будет, но жестких просадок не стоит ожидать. Я думаю, в течение квартала-двух потребление вернется к докризисному.

PLUSworld.ru: Прогнозы местных экспертов относительно окончания пандемии и возвращения к нормальным условиям? Каковыми будут последствия для бизнеса?

А. Колобов: Прогнозы – дело неблагодарное. Исходя из того, что в Индонезии карантин был недолгим и нежестким, а уровень смертности – невысоким, второй волны эпидемии можно ожидать с меньшей вероятностью, чем, например, в Европе, население которой пряталось от инфекции по домам на жестком карантине. И учитывая фокус на внутреннее потребление, я думаю, что до конца 2020 года можно ожидать нормализации ситуации. Но опять же – мы пока не знаем реального экономического эффекта от пандемии, поэтому через какое-то время эти оценки могут измениться.

В то же время я уверен, что шок для бизнеса был недостаточным для того, чтобы в экономике Индонезии произошли какие-то принципиальные, тектонические сдвиги.

По материалам PLUSworld.ru

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных