Журнал ПЛАС » Архив » 2019 » Журнал ПЛАС №10 » 673 просмотра

Mastercard: эволюция финтеха, новая роль регуляторов и инновации для каждого

Пол Стоддарт (Paul Stoddart), президент по новым платежным платформам Mastercard, – о системах быстрых платежей, а также о роли регуляторов и RegTech в продвижении инновационных технологий в банковском секторе и платежной индустрии.

В начале лета 2019 года в Амстердаме прошла международная конференция Money20/20. В этом году европейская часть конференции собрала свыше 5 тысяч посетителей и участников из более 80 стран мира. Среди них представители Mastercard, Visa, PayPal, Google, Barclays и других крупнейших участников рынка. Пользуясь случаем, журнал «ПЛАС» побеседовал с рядом топ-менеджеров Mastercard. В сентябрьском номере журнала мы уже публиковали интервью с Джейсоном Лейном (Jason Lane), исполнительным вице-президентом по развитию Mastercard в европейском регионе. Темой разговора стали цифровая трансформация банков, концепция Open Banking и ее реализация в разных странах, а также специфика российского рынка банковских и платежных услуг. В этот раз мы предлагаем вашему вниманию интервью с Полом Стоддартом, президентом по новым платежным платформам Mastercard, с которым мы обсудили роль финтеха и инноваций в развитии банкинга и платежного бизнеса.

ПЛАС: Как вы оцениваете роль технологических инноваций на современном этапе развития глобального банковского сектора и вашей платежной системы? В каких конкретных направлениях рынок испытывает наиболее заметный «технологический голод»? Какие технологии представляются по-настоящему прорывными с этой точки зрения и почему?

П. Стоддарт: На мой взгляд, основная сложность, с которой сегодня сталкиваются банки и ИТ-компании, специализирующиеся в сфере финансовых услуг, – возросшая скорость, с которой им необходимо разрабатывать и совершенствовать свои продукты. Это серьезное испытание для банков и поставщиков платежных сервисов.

В частности, есть два основных фактора, оказывающих влияние на скорость разработки новых продуктов и услуг, – потребительский спрос и нормативно-правовая среда.

Уровень участия регуляторов в отрасли повышается, и регулирование может стать движущей силой инноваций. Это связано с тем, что банки и другие структуры вынуждены в значительной степени пересматривать свою деятельность под влиянием регулирующих органов. В результате участникам рынка приходится либо перестраивать существующие процессы в соответствии с новыми требованиями, либо эффективно применять инновации, включая RegTech, для разработки новых продуктов и услуг, чтобы усилить свои позиции. Поэтому в финансовой отрасли инновации зачастую развиваются именно под воздействием регулирования.

Разработка и внедрение инноваций, обусловленных запросами конечных потребителей, – совсем другая история. На мой взгляд, это гораздо более сложное направление, требующее значительных усилий. Люди хотят иметь возможность пользоваться всеми продуктами и услугами максимально удобным, безопасным, надежным и быстрым способом. В итоге все сводится к удобству – необходимо обеспечивать самый высокий уровень удовлетворенности клиентов, которые предъявляют сего-дня самые высокие требования к поставщикам продуктов и услуг.

Это вполне объяснимо – мне как потребителю необходимо совершать финансовые операции максимально удобно и быстро, чтобы успевать выполнять свои повседневные задачи и обязанности с учетом моего активного делового образа жизни.

Сегодня регуляторам приходится всерьез задумываться, как удовлетворить потребности новых клиентов

Mastercard является одним из мировых лидеров в сфере платежных технологий, и наша компания должна быть максимально гибкой и маневренной, чтобы эффективно задействовать эти факторы, а также всесторонне поддерживать наших клиентов в их работе с конечными потребителями.

Мы действуем в B2B-среде, предоставляя продукты и услуги банкам, иным эмитентам и эквайрерам, операторам финансовых сервисов и коммерческим организациям, которые, в свою очередь, оказывают услуги потребителям из числа физлиц, а также юрлицам – компаниям и торгово-сервисным предприятиям. Это своего рода цепочка, в которую мы встраиваемся.

Что касается каких-то решений, появление которых могло бы взорвать и радикально изменить ситуацию, – я в это не верю. Скорее, я верю в эволюцию. И такие интересные разработанные и выведенные на рынок технологии, как искусственный интеллект, технология распределенного реестра, – все они сыграют свою роль в эволюции финансовых услуг. Но, на мой взгляд, ни одна из них не вызывает взрывных перемен в короткий промежуток времени. Мой опыт подсказывает – для того чтобы такие технологии получили массовое распространение и принесли конкретные плоды на рынке, должно пройти много времени. Я верю не в прорывы, а скорее в эволюционное развитие по мере появления новых тенденций, новых движущих сил, инноваций.

ПЛАС: Вы упоминали роль государства и регуляторов в продвижении инноваций в финансовом секторе. Как она изменилась за последние несколько лет? Какие новые регулятивные цели и задачи появились за это время, насколько эффективно осуществляется диалог с участниками рынка? Какие страны и регионы мира представляются наиболее показательными с этой точки зрения, и за счет чего? Ваше видение роли регулятивных песочниц в этом направлении?

П. Стоддарт: Говоря о регуляторах, я бы отметил роль, которую регуляторы могут играть в том, чтобы выступать драйвером, стимулом для развития инноваций.

Одно из наиболее интересных явлений, которые мы видим в последнее время, – пожалуй, даже в последние два года, – то, что сами регуляторы начинают думать об инновациях и изменениях. Это вполне ожидаемое развитие событий. Сегодня регуляторам приходится задумываться, как удовлетворить потребности новых клиентов. При этом им самим требуется менять процессы разработки и установки нормативов.

Прекрасный пример – опыт FCA (Financial Conduct Authority – британское Управление по финансовому регулированию и надзору). Это главный регулятор банковского сектора Великобритании, который создал своего рода экспериментальную среду, где заинтересованные в выходе на британский рынок зарубежные банки и платежные структуры могут провести сравнительную оценку своей деятельности и сопоставить подход к регулированию бизнеса в их странах с практикой, применимой в Великобритании.

Это позволяет им быстро определить потенциальную стоимость выхода на британский рынок и понять, потребуются ли дополнительные инвестиции в их текущую бизнес-модель, чтобы обеспечить необходимый для этой страны уровень соответствия, или они уже полностью к ней готовы.

Это отличный пример оказания поддержки британского рынка со стороны регулятора, а также его заботы об обеспечении конкурентоспособности страны на мировом рынке.

ПЛАС: Искусственный интеллект – в какой мере это направление перестает сегодня быть инструментом маркетинга, призванным оживить угасающий интерес банков к BI-решениям, решениям для работы с Big Data и т. п., и начинает играть сколько-нибудь реальную роль в финансовом секторе? Каковы наиболее очевидные и перспективные сферы его применения? Что можно, например, сказать о машинном обучении систем фрод-мониторинга?

П. Стоддарт: Я считаю, что искусственный интеллект (ИИ, artificial intelligence, AI) – яркий пример технологии, которая сыграет важную роль в сфере финансовых услуг. В частности, она может значительно повысить эффективность деятельности всех участников рынка.

Эта технология сыграет свою роль и в обеспечении безопасности и надежности платежных систем.

Важная роль в этой области принадлежит Mastercard и, в частности, нашим новым платежным платформам.

Мы внедряем национальные платежные и клиринговые системы в различных странах мира. И одним из новых сервисов, которые мы выводим в данный момент на рынок, является решение, основанное на использовании ИИ для обнаружения признаков мошенничества и отмывания денег в платежной системе конкретной страны.

Мы можем отслеживать поступление денежных средств на банковский счет, то, как они распределяются по другим банковским счетам и как потом выводятся из банковской системы. Это помогает нам обнаружить мошеннические операции и в конечном итоге избавить финансовую платежную систему от соответствующих потерь и рисков. Я большой поклонник ИИ и приложений на его основе. Уверен, что пока используется лишь малая часть тех возможностей, которые ИИ принесет в финансовую сферу.

ПЛАС: А что вы можете сказать о реальной востребованности Интернета вещей?

П. Стоддарт: Я считаю IoT естественным продолжением глобальной сети коммуникации в реальном времени. Интернет позволил снизить стоимость телекоммуникационных услуг практически до нуля для большинства участников процесса.

В конечном итоге это означает, что IoT становится естественным развитием этого тренда, т. к. все подключено к интернету, нет никаких барьеров для обмена данными.

Не думаю, что возможен сценарий, когда устройства начнут принимать решения и действовать без согласия человека

При этом я не думаю, что возможен сценарий, при котором устройства начнут самостоятельно принимать решения и совершать действия без участия человека, без его согласия. Это ключевой момент. Если, например, мой холодильник захочет пополнить запасы молока, то он сначала спросит меня, хочу ли я, чтобы он это сделал. Я могу запрограммировать его таким образом, чтобы он заказывал литр молока раз в неделю, пока я не отменю это.

Иными словами, это естественное продолжение совмещения интернета и фактора, о котором я говорил раньше, – удобства, способа сделать нашу жизнь проще.

В течение ближайших 10 лет большая часть устройств, которые требуют взаимодействия с человеком, будет подключена к интернету и получит, в некоторой степени, свободу принятия решений – но только в рамках заданных человеком параметров.

Что же касается такого модного сегодня тренда, как беспилотные автомобили, то, я полагаю, всегда будут оставаться люди, которым нравится самим водить машину. Беспилотные автомобили будут присутствовать на рынке, но в ближайшие десять лет не станут самым востребованным товаром – широкое использование такого транспорта начнется не раньше, чем через десятилетие.

ПЛАС: Еще три года назад казалось, что роль финтех-стартапов будет весьма высока. Бытовало представление, что они могут быстро и за небольшие деньги разработать отдельные компоненты, из которых потом можно собрать полноценное решение. Почему этого не произошло? Справедливо ли мнение, что для создания сложных ИТ-решений нового поколения – digital-платформ – нужны системный взгляд и архитектурный подход, а это все же прерогатива больших игроков ИТ-рынка, накопивших существенный опыт в разработке и готовых быть не только вендорами, но и консультантами по вопросам цифровой трансформации? Могут ли финтех-стартапы уже сейчас качественно дополнить эти digital-платформы интересными приложениями с применением технологий искусственного интеллекта, дополненной реальности, блокчейна и т. д.?

П. Стоддарт: Я не согласен с утверждением, что этого не произошло. Финтех-сообщество сильно выросло, особенно за последние пять лет. Как я уже говорил, в этой сфере ничего не происходит мгновенно – всему нужно время.

Финансовые технологии играют значительную роль в экосистеме платежных и финансовых услуг. Только за последний год в Великобритании было создано, я полагаю, более 10 новых банков.

Сегодня функционируют тысячи финтех-стартапов. А компании, которые к настоящему времени уже прошли стадию стартапа, играют важную роль в развитии экосистемы в Великобритании.

Я являюсь членом управляющего совета по финтеху в Департаменте международной торговли Великобритании (Department for International Trade, DIT). Этот институт играет важную роль в стимулировании развития стартапов на рынке страны. Он создает для финансово-технологических компаний условия, позволяющие им буквально встать на ноги, получать доступ к различным налоговым льготам, нанимать сотрудников из огромного числа высококвалифицированных специалистов, которыми так славится Великобритания, и в конечном итоге начать генерировать прибыль от реализации своих услуг и принимать помощь от государства и иных ключевых участников рынка с целью дальнейшего развития своего бизнеса.

На мой взгляд, сектор финтех-стартапов сегодня все еще находится на ранней стадии своего развития. И тем не менее его участники играют существенную роль в повышении привлекательности и конкурентоспособности Великобритании как страны для проживания и ведения бизнеса.

Кроме того, финансово-технологические компании активно помогают внедрять инновации крупным корпорациям. Многие такие корпорации и банки сотрудничают с финтех-компаниями с целью разработки новых продуктов и услуг, которые они не смогли бы создать, полагаясь исключительно на собственные силы. Поэтому я считаю, что финтех-сообщество ожидает довольно яркое будущее, не только в Великобритании, но и во всем мире.

Уверен, что регуляторы и государство в целом делают все возможное для успешного развития финтех-структур на всех этапах с момента создания: привлечение денежных средств, разработка новых продуктов и услуг, выход на рынок, расширение деятельности и экспорт сервисов за рубеж.

ПЛАС: Создание систем быстрых (мгновенных) платежей на национальном уровне – в какой мере этот тренд, проявивший себя уже в нескольких десятках стран мира, включая Россию, можно рассматривать как фактор, который может привести к полной трансформации эквайрингового рынка в его нынешнем виде? Нет ли в этом случае риска потери традиционными платежными системами заметной части оборотов, аналогично тому, что происходит сейчас в Китае с UnionPay? При этом часть экспертов выступают за «шведский» сценарий реализации СБП в Европе и России как за более вероятный, в отличие от «китайской» модели – более характерной для Азии.

П. Стоддарт: Это очень хороший вопрос – обозначенная вами тема занимает центральное место в направлении деятельности Mastercard, за которое я отвечаю.

Я считаю, что в случае с наблюдаемыми сегодня мерами по активному внедрению систем быстрых платежей мы имеем дело с попытками классического «захвата территории». Ясно, что речь о странах, которые инвестируют в модернизацию инфраструктуры финансовых сервисов, чтобы иметь возможность предложить новым компаниям привлекательную среду, где они могли бы начать свой бизнес, развиваться и процветать.

Это существенная часть инфраструктуры страны, обеспечивающая конкурентоспособность и возможность разрабатывать, развивать и реализовывать услуги.

Все будет крутиться вокруг моментального перемещения денег – это важнейший фактор, преобразующий рынок

Это определенно глобальная тенденция. И в течение ближайших 10 лет в каждой стране в мире появятся системы быстрых платежей. В некоторых странах уже сменилось целое поколение подобных технологий. А через 10 лет такие системы станут нормой, закономерностью, и потребителям будет просто сложно представить себе что-то другое.

Все будет крутиться вокруг моментального перемещения денег – это важнейший фактор, преобразующий рынок. При этом существует множество способов реализации данной технологии.

Уже сегодня на рынке такие услуги предлагают несколько компаний. Vocalink, принадлежащая Mastercard, на мой взгляд, является лидером в этой области.

Именно поэтому Mastercard имеет возможность предлагать данные услуги на других рынках, учитывая, что мы приобрели Vocalink два года назад. Я уверен, что всегда будут существовать самые разные способы реализации технологии мгновенных платежей. И именно они будут в дальнейшем выполнять роль фундамента для внедрения инноваций в каждой стране.

Каким бы образом такая технология ни была реализована на рынке, она всегда становится движущей силой и одним из факторов, обеспечивающих финансово-технологическим компаниям, банкам и корпорациям возможность разрабатывать новые продукты и услуги, а также максимально эффективно использовать оперативность и стабильность национальных систем быстрых платежей. Данная тенденция усиливается. Она предлагает ощутимые преимущества экономике и обществу стран, в которых реализуется. И мы играем в этом тренде существенную роль.

ПЛАС: Какие конкретные сферы деятельности в наибольшей степени нуждаются сегодня в инновациях и почему?

П. Стоддарт: Если говорить о направлениях, наиболее перспективных с точки зрения внедрения инноваций, мне представляется, что больше всего возможностей для совершенствования продуктов и методов оказания услуг предлагают две области.

Одна из них – это оплата счетов. В каждой стране гражданам и компаниям приходится регулярно оплачивать различные коммунальные услуги, такие как вода, газ, электричество. На мой взгляд, многие процессы в данной сфере устарели и требуют обновлений.

И у нас уже есть ряд новых интересных продуктов и сервисов, которые повысят качество обслуживания и позволят потребителям лучше контролировать сроки и свободнее выбирать способы оплаты счетов, зная, что конкретно они получают за свои деньги. Таким образом, наши разработки обеспечивают больше прозрачности информационного окружения, сопутствующего предоставляемым услугам.

Вторая такая область – трансграничные платежи. Мы видим, что это направление активно развивается на протяжении последних 10 лет, и данная тенденция будет только усиливаться. Это связано с тем, что во всем мире ритейлеры и конечные потребители становятся все более мобильными, что, в свою очередь, приводит к увеличению объемов трансграничной торговли и числа связанных с ней платежей. Эти две области представляют большой интерес с точки зрения разработки новых продуктов, и Mastercard будет играть важную роль в их развитии.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных