Журнал ПЛАС » Архив » 2020 » Журнал ПЛАС №6 » 49 просмотров

Июльские тезисы. От госрегулирования к госкомпенсациям и обратно?

Что представляется наиболее важным из происходящего в банковском секторе и на рынке платежей на конец июля 2020 года?

COVID-19 как катализатор цифровизации?

Как отмечают эксперты, пандемия сыграла роль катализатора цифровой трансформации экономики, когда все взаимодействия контрагентов происходят в дистанционном режиме, включая торговые операции, банковские и платежные транзакции. В привычном, эволюционном режиме такая трансформация происходит медленно, встречая на своем пути барьеры в виде стремления участников рынка сохранить ранее сделанные инвестиции в инфраструктуру действующей модели, психологической инерции и опасения всего труднопредсказуемого и несущего новые риски.

При этом негативное влияние кризиса на сферу банковских услуг также не ослабевает. Государство пытается влиять на происходящее, но делает это с переменным успехом. По мнению ряда экспертов, складывается парадоксальная ситуация, когда большинство мер регулятора по поддержке банковского сектора приносят пользу в основном крупнейшему игроку – нашему «зеленому брату», с влиянием которого, согласно официальной риторике, регулятор как раз «активно борется». Свежий пример – ограничение внутрибанковского роуминга, задачей которого было исключить взимание комиссии Сбербанком за межрегиональные переводы, привело к массированному введению тем же Сбербанком новых комиссий, в том числе за переводы, совершенные с использованием банкоматов. По некоторым оценкам, это уже привело к росту чистых комиссионных доходов банка на 16%. А учитывая, что часто такие операции (например, переводы в банкоматах) осуществляются преимущественно самыми незащищенными слоями граждан (пенсионеры и т. п.), можно утверждать как минимум два момента: за все реформы по-прежнему платит конечный потребитель; монополизация рынка в дальнейшем будет только усиливаться.

ЖКХ-компенсации. Как, кто и за счет чего?

Недавнее заявление Эльвиры Набиуллиной, касающееся необходимости «рассмотреть вопрос, как, кто и за счет чего компенсирует банкам те расходы, которые у них неизбежно возникают, когда банки обслуживают ЖКХ-платежи», вызывает у экспертов понятный скепсис. С одной стороны, если компенсация отсутствует, то и мотивация обслуживать ЖКХ-платежи у банков пропадает. Причем основной риск здесь – это даже не увеличение банками комиссий для физических или юридических лиц за другие услуги для покрытия выпадающих доходов, а их возможный отказ от обслуживания ЖКХ-платежей. Учитывая, что сегодня в России услуги ЖКХ оказывают десятки тысяч организаций, работа с таким «зоопарком» требует от банков существенных затрат. И сценарий, когда лишенные очередных доходных статей банки начнут оптимизировать свои затраты, сокращая партнерскую сеть и лишая значительную часть населения доступа к привычному и удобному способу оплаты, весьма вероятен и, разумеется, крайне нежелателен.

Согласно другому сценарию, банки могут получить обратно право взимать комиссию с организаций, предоставляющих услуги ЖКХ. В таком случае рынок может вернуться в равновесную позицию, но стоимость ЖКХ в платежке граждан продолжит расти.

За все реформы по-прежнему платит конечный потребитель. Монополизация рынка будет только усиливаться

Идеальный для потребителя сценарий – когда «в обмен» на комиссию за ЖКХ-платежи банки могут получить от государства некие дополнительные дотации. Однако кто их получит в этом случае – открытый вопрос. Речь, как всегда, пойдет о первом эшелоне, далее – в зависимости от обстоятельств (для региональных банков, наиболее зависимых от доходов комиссионного бизнеса в сфере ЖКХ, таким обстоятельством могут стать, например, «особые отношения» с местными властями).

А самое главное – есть риск, что далеко не все из получивших такие дотации банков откажутся от возможности получить двойную компенсацию – и от государства, и от потребителей (в том числе в виде упомянутого ранее повышения других тарифов для граждан).

Все помнят, чем обернулись обещанные государством кредитные каникулы для физических и юридических лиц. Мы все уже были свидетелями того, как ряд банков тогда поспешили бодро отрапортовать об осчастливленных гражданах и предпринимателях, в то время как на деле вместо кредитных каникул оформляли собственные программы реструктуризации платежей, зачастую существенно ухудшающие условия обслуживания кредитов. А для тех заемщиков, которые настаивали именно на кредитных каникулах, ряд участников рынка подняли скоринговые требования, чтобы реальное количество таких осчастливленных не несло потенциальных рисков деятельности этих кредитных учреждений.

Так или иначе, сам оборот «государственная политика приема платежей» звучит несколько странно и отдает обыкновенным популизмом. Ведь теоретически можно было бы не ограничиваться платежами за ЖКУ и переводами в СБП и законодательно закрепить бесплатность платежей и переводов на национальном уровне. Правда, тогда пришлось бы под угрозой уголовного преследования обязать поставщиков услуг предоставлять свои сервисы бесплатно. Что-то похожее в России уже было, и называлось оно тогда военным коммунизмом. С вполне ожидаемым итогом экспериментов над экономикой и обычным здравым смыслом. Но сегодня разве не логичнее было бы пойти по пути создания предпосылок для обеспечения всем гражданам, например, занятости и минимального гарантированного дохода, который позволил бы им оплачивать эти самые комиссии за платежи ЖКХ и другие платные сервисы?

Ставка – вниз, экономика – вверх?

Зато другое июльское решение Банка России – снизить ключевую ставку на 25 базисных пунктов, до рекордных 4,25% годовых, – соответствует задачам, диктуемым текущей экономической ситуацией. Например, по оценке Анатолия Аксакова, очередное снижение ставки, пусть и не такое заметное, как в июне этого года, положительно повлияет на доступность кредитных ресурсов, прежде всего для населения и бизнеса. В первую очередь речь идет о повышении доступности ипотеки – и за счет общего снижения процентных ставок, и благодаря программам льготного кредитования.

Впрочем, и здесь среди экспертов озвучиваются опасения в части негативных последствий дальнейшего снижения ставки. Одним представляется, что от такого шага выиграют только крупные банки, которые смогут использовать предлагаемую ЦБ по низкой ставке ликвидность. Другие говорят о необходимости при принятии таких решений учитывать все факторы, например, исследовать влияние снижения ставок по вкладам в совокупности с высокой волатильностью рубля и общей «экономической непогодой» на ускорение процессов закрытия вкладов и миграцию безналичных рублевых накоплений в наличные инвалютные, что может способствовать в среднесрочной перспективе потере устойчивости банковского сектора. Что перевесит – плюсы или минусы? Пока вопрос остается открытым.

Цифровые финансовые активы. Стоп, принято?

Еще одно событие июля – Госдума РФ приняла в третьем чтении закон «О цифровых финансовых активах». Документ дает определение криптовалюты, но запрещает ее использование в России для оплаты товаров и услуг. Новые правила вступят в силу 1 января 2021 года. Насколько принятый закон отвечает реальным потребностям рынка и экономики? Каковы будут последствия его вступления в силу?

Мнения расходятся и в этом случае. Одни считают достижением уже сам факт, что такой большой рынок выводится из «серой зоны» не путем тотального запрета, как это планировалось в более ранней версии законопроекта.

Другие уверены, что к реальным потребностям рынка и экономики данный закон вообще не имеет отношения, и единственным его последствием будет вытеснение операций с криптовалютой в другие юрисдикции.

Вызывают сомнение и некоторые концептуальные построения, использованные в законе. В частности, по словам Валерия Лопатина, доцента департамента менеджмента и инноваций факультета «Высшая школа управления» Финансового университета при Правительстве РФ, совершенно непонятно, почему цифровая валюта (которая по определению может предлагаться и/или может быть принята в качестве средства платежа) не является разновидностью цифровых финансовых активов (которые по определению включают в себя денежные требования). Вместо этого цифровая валюта рассматривается как «совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе», а в особых случаях – приравнивается к имуществу.

В свою очередь, Денис Бурлаков, владелец и генеральный директор платежного сервиса RBK.money, обращает внимание, что в законе проводится четкая граница между понятиями криптовалюты и цифровых активов. Криптовалюта теперь будет официально считаться имуществом: можно использовать ее для сбережений и инвестиций, на нее также можно будет наложить взыскание (например, в случае банкротства). Однако в качестве платежного средства использовать криптовалюту на территории России будет невозможно. «Частный» майнинг, как и взаиморасчеты между гражданами в криптовалюте – также вне закона.

Большинство сходится во мнении, что радоваться рано, поскольку в тексте закона «О цифровых финансовых активах» сделана отсылка к отдельным законам, которые еще предстоит принять и которые будут регулировать майнинг, организацию выпуска и обращения криптовалюты. Только по результатам их изучения можно будет сделать окончательные выводы в отношении закона «О цифровых финансовых активах». В том числе и о реальных целях его принятия…

Тренды рынка платежей

Еще одно знаковое правовое событие июля 2020-го – в России начал действовать федеральный закон, определяющий правила совершения финансовых сделок с использованием финансовой платформы, где кредитные организации и некредитные финансовые структуры смогут дистанционно продавать физическим лицам – потребителям свои продукты. Как считает Алия Юсупова, руководитель Комитета по правовым вопросам Ассоциации «Финансовые инновации», в случае успешного старта технологии использованные в целях ее реализации решения, в том числе правового характера, могут быть востребованы и для других интернет-площадок и дистанционных каналов взаимодействия. Кроме того, они являются существенным этапом на пути к доступности финансовых услуг и обеспечению необходимого уровня конкуренции среди финансовых организаций, что поможет потребителю выбрать наиболее качественные сервисы.

Если же говорить о трендах последних месяцев в платежной индустрии в целом, то здесь, по мнению независимого эксперта Марии Красенковой, можно выделить следующие моменты:

  • Ускоряется переход на безналичные расчеты со стороны граждан и ТСП (в том числе за счет снижения порога обязательности приема НПС «Мир»). Так, по данным, озвученным ЦБ, теперь доля последних составляет уже 66% розничных платежей (это не только карты, но и другие способы расчетов, например, СБП).
  • Растет объем мошеннических операций, в том числе с использованием инструментов социальной инженерии.
  • В условиях кризиса регуляторами на разных уровнях поднимается вопрос контроля за целевым использованием средств и расширяется сфера применения различных подходов к «мониторингу средств» как населения, так и бизнеса. Возможно, в дальнейшем для этого может быть использована технология распределенных реестров.
  • Усиливается протекционизм, направленный на поддержку национальных участников рынка. Пример – перевод всех льгот, финансируемых из бюджета, в том числе немонетизируемых, на карты «Мир», расширение сферы обязательности приема карт «Мир».
  • Ужесточаются условия доступа к финансированию для финтех-компаний, что приводит к реализации и внедрению инноваций в основном на стороне традиционных игроков рынка (банками и платежными системами).
  • На фоне сокращения использования наличных в расчетах мы будем видеть консолидацию и усиление взаимодействия участников рынка, направленного на оптимизацию расходов, в том числе за счет внедрения новых технологий.

В самой ближайшей перспективе встанет вопрос о реальном понимании того, что происходит в стране с наличным денежным обращением, и каковы должны быть действия участников рынка и регулятора для обеспечения дальнейшего развития рынка.

Прекрасно осознавая, что эта тема более чем серьезная и непростая, ПЛАС-Consulting уже поставил перед собой задачу оказания всевозможного содействия нашей банковской индустрии в анализе ситуации и поиске путей четкого понимания существующих проблем.

А пока читайте в публикациях этого номера журнала «ПЛАС» и на портале PLUSworld.ru в материалах, посвященных результатам прошедшего 16 июля Online ПЛАС-Форума «Банковское самообслуживание, ритейл и НДО 2020 ЧС», о том, какие изменения происходят в сфере наличного денежного обращения и какие возможны решения, включая появление новых подходов к монетизации для всех участников рынка, вплоть до возможной передачи сетей устройств банковского самообслуживания на полный аутсорсинг специализированным компаниям, и о многом другом!

Не забывайте – мы всегда с Вами! Даже во время всевозможных кризисов, пандемий и карантинов, что, безусловно, свидетельствует о важности и прочности нашего общего дела!

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных