Глобальная сеть обмена финансовыми сообщениями Большой Евразии

Не только в России сегодня задаются вопросом создания альтернативы SWIFT, однако что под этим понимать, и какое решение можно предложить для стран Большого евразийского партнерства? Подробнее разобраться в этом вопросе предлагает эксперт в сфере интеграции платежных решений Игорь Байков, располагающий многолетним опытом работы в Банке России, в том числе начальником управления анализа и развития НПС, а также заместителем Председателя ТК 122 «Стандарты финансовых операций».

Игорь Байков более 25 лет работал в Банке России, последние несколько лет занимал должность начальника Управления анализа и развития национальной платежной системы в Департаменте национальной платежной системы. В его багаже – организация координационной рабочей группы центральных (национальных) банков ЕАЭС, разработка Стратегии развития НПС, внедрение ISO 20022 в России, издание Стандартов Центрального банка РФ, реализация крупных проектов в ПС Банка России и участие в проекте НСПК. С 2018 года взаимодействовал с различными организациями, в частности руководил проектами в группе компаний «КИБЕРПЛАТ». Продолжает свою профессиональную деятельность в качестве эксперта в сфере интеграции платежных решений.

 

Альтернатива SWIFT

Как известно, международная сеть обмена финансовыми сообщениями SWIFT занимает монопольное положение в своем сегменте услуг, обеспечивая работу банков, платежных и расчетно-клиринговых систем, бирж и корпораций как на трансграничном уровне, так и внутри стран.

Когда речь заходит об угрозах отключения от SWIFT, то мы надеемся на здравый ум западных партнеров, хотя история применения таких санкций уже открыта (Иран, КНДР). Для России отключение не представляет опасности по внутренним операциям, ведь их можно перевести в СПФС Банка России и другие системы российских организаций, которые за последние годы были модернизированы и в значительной степени отвечают существующим запросам участников рынка финансовых услуг. В свою очередь, санкции по международным операциям равносильны объявлению войны, когда расчеты между сторонами теряют смысл, поэтому обсуждать альтернативу SWIFT с этой точки зрения также бесперспективно – здесь больше речь идет об аварийных резервных решениях.

Понятие альтернативы SWIFT в связке с новыми явлениями в области технологий пока еще только предстоит осмыслить. Например, SWIFT оперирует в основном с крупными суммами, тогда как цифровые валюты ассоциируются с розничным рынком, и сроки распространения последней на другую весовую категорию, если это случится, не будут быстрыми. Кроме того, вопросы наднационального управления сетью останутся вне зависимости от внедрения новых технологий.

С другой стороны, как только мы говорим об интеграции экономик стран Большого евразийского партнерства, вопрос об альтернативе переходит исключительно в практическую плоскость. Без нее серьезная интеграция (развитие свободы движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы) попросту невозможна, поэтому под альтернативой SWIFT мы будем понимать создание Глобальной сети обмена финансовыми сообщениями для Большой Евразии, начиная с государств ЕАЭС.

Глобальная сеть имеет свойства естественной монополии, т. к. при всем многообразии различного рода систем на финансовом рынке в итоге для них востребована единая сеть обмена сообщениями. В этой связи создание Глобальной сети Большой Евразии является беспроигрышным проектом с понятным потенциалом для развития.

Также отметим, что получение прибыли не является целью создания Глобальной сети, а затраты на поддержание ее работы будут компенсироваться за счет тарифов на коммерческий трафик и взносов организаций, заинтересованных в общей инфраструктуре стран Большого евразийского партнерства.

В свете сказанного не ясно, почему такого рода проект выпал из зоны публичного обсуждения. Ведь он может быть активизирован с позиций практически всех основных направлений формирования общего финансового рынка ЕАЭС, озвученных в одноименной Концепции, прежде всего по направлениям развития инфраструктуры общего финансового рынка и формирования общего платежного пространства. Проект однозначно подразумевает наднациональное управление, поэтому Евразийская экономическая комиссия по смыслу видится его инициатором, в свою очередь, влияние центральных (национальных) банков будет незаменимо при внедрении проекта на национальных площадках.

Решительно изменить ситуацию может подключение к проекту банков развития, миссия которых заключается в содействии развитию рыночной экономики государств, расширению торгово-экономических связей и развитию экспорта, финансированию инвестиционных проектов национального значения.

Оптимизм внушает прошедший в конце 2020 года Первый Евразийский конгресс, на котором Михаил Мишустин среди приоритетов евразийского развития назвал создание цифровых коридоров, к которым, собственно, относится проект Глобальной сети Большой Евразии. На Конгрессе главы банков развития договорились о взаимном содействии в консолидации своей деятельности на евразийском пространстве под эгидой ЕАБР, отметив достаточность капитала для реализации «каркасных» сквозных интеграционных проектов и недостаточность самих проектов.

Модель Глобальной сети

SWIFT обладает недостатками, которые необходимо исключить при проектировании Глобальной сети Большой Евразии:

  • возможность принятия санкций к участникам по воле крупнейших игроков;
  • доступность передаваемой информации зарубежным спецслужбам;
  • риски размещения центров обработки информации вне национальной юрисдикции участников сети.

В первую очередь источник недостатков кроется в использовании модели сети типа «звезда», в которой обработка сообщений происходит централизованно, т. е. архитектура сети позволяет отключать участников от центров обработки, находящихся на территории США и ЕС. Понятно, что любые альтернативы SWIFT, создаваемые по модели «звезда», также будут обладать «родовыми пятнами».

С учетом этого для Глобальной сети Большой Евразии предлагается территориально распределенная модель по аналогии с представленной в Стратегии развития трансграничного пространства доверия ЕАЭС, в которую целесообразно заложить основы развития в контексте предусмотренных в Стратегии принципов:

  • суверенитет государств в вопросах, отнесенных к их компетенции;
  • масштабируемость сети на основе использования единых стандартов;
  • обеспечение доверия между сторонами;
  • соблюдение сторонами согласованных требований к элементам сети;
  • обеспечение безопасности, защиты информации в рамках сети.

Модель включает в себя Национальные сегменты, работающие в юрисдикции и на базе инфраструктуры того или иного государства, а также общее Трансграничное пространство доверия, где государствами решается минимально необходимое число централизованных задач в минимально необходимой централизованной инфраструктуре.

Участники Глобальной сети обмениваются сообщениями через свои Национальные сегменты, которые, в свою очередь, взаимодействуют через Трансграничное пространство доверия «каждый с каждым».

Сообщения не хранятся в этом пространстве, что гарантирует конфиденциальность передаваемой информации. Используются национальные средства шифрования без передачи этих средств в другие государства и согласованные между ними средства шифрования при трансграничном взаимодействии Национальных сегментов.

Таким образом, в Глобальной сети любая страна или группа стран будут равноправны при разном политическом, экономическом весе и не будут иметь «рычагов» для применения санкций к участникам другой страны по своему усмотрению.

Трансграничное пространство доверия

К централизованным задачам Трансграничного пространства доверия относятся:

  • разработка и сопровождение стандартов финансовых сообщений, технических и иных общих стандартов Глобальной сети;
  • обеспечение доверия при взаимодействии Национальных сегментов с использованием имеющих юридическую силу электронных документов;
  • обеспечение маршрутизации, гарантированной доставки сообщений;
  • проверка Национальных сегментов на соответствие установленным требованиям.

Разработка и сопровождение стандартов ведется постоянно как в России, так и в других странах, при этом усилия по поддержке стандартов финансовых сообщений являются сильной стороной деятельности SWIFT и примером для организации подобной работы в рамках Глобальной сети. В SWIFT для управления стандартами создан специализированный комплекс MyStandards. В России создан аналогичный более современный комплекс, готовый для имплементации в состав Глобальной сети.

Для решение других задач (доверие, маршрутизация, проверка) целесообразно использовать нормы регуляторной базы Трансграничного пространства доверия ЕАЭС, адаптированные для Глобальной сети. Настоящая база содержит свод детально проработанных документов, касающихся требований к порядку трансграничного обмена электронными документами, деятельности трансграничного пространства доверия, функционированию удостоверяющего центра службы доверенной третьей стороны и других требований.

При формировании Трансграничного пространства доверия рассматривается возможность применения инфраструктуры ЕАЭС и/или иные варианты, предлагаемые на рынке в качестве резервных решений для SWIFT. 

Национальные сегменты

Основная задача Глобальной сети по обеспечению обмена финансовыми сообщениями между участниками и соответствующая инфраструктура реализуется в Национальных сегментах. Обмен обеспечивается действующими коммерческими и некоммерческими системами, функционирующими на территории государства, которые дорабатываются с учетом единых правил Глобальной сети.

В России к ним можно отнести крупные или перспективные системы Банка России, государственных органов, группы Московской биржи, ведущих кредитных организаций, институтов развития и прочие системы. В других государствах имеется свой перечень систем, предоставляющих национальным участникам услуги по обмену финансовыми сообщениями. Таким образом, существует широкий круг владельцев действующих систем, наиболее заинтересованные из которых готовы поддержать создание Национальных сегментов.

В Национальных сегментах также обеспечивается интерфейс с Трансграничным пространством доверия (интеграционные шлюзы, сервисы доверенных сторон) путем адаптации требований, установленных в регуляторной базе ЕАЭС.

Для запуска проекта достаточно двух Национальных сегментов, включающих набор бизнес-процессов по предложению участников рынка и государственных организаций (в сфере платежей, ценных бумаг, торговых операций, валютных операций и т.д.).

По мере развития Национальных сегментов последние будут приобретать свойства главного «хаба» страны для подключения участников к различным национальным и международным системам через одну точку входа.

Заключение

Со стороны Евразийской экономической комиссии выполнена объемная работа по формированию Трансграничного пространства доверия в ЕАЭС применительно к услугам, предоставляемым в государственном секторе. Далее для преобразования достигнутых результатов в проект Глобальной сети Большой Евразии потребуется комплексная совместная работа Евразийской экономической комиссии и банков развития при содействии национальных регуляторов.

Банки развития ЕАЭС в рамках своих основных функций могут обеспечить полное исследование и реализацию проекта Глобальной сети, включая Трансграничное пространство доверия и Национальные сегменты. При положительных результатах экспертизы банки развития имеют все необходимые возможности для привлечения инвестиций в проект, а также для масштабирования проекта, принимая во внимание их широкое присутствие во многих странах.

Подводя итоги, можно судить о наличии экономических и политических стимулов, организационных и финансовых ресурсов для инициирования проекта Глобальной сети Большой Евразии. При этом важно подчеркнуть, что Глобальная сеть нейтральна к работе с различными видами валют, поэтому проект может стартовать немедленно и обеспечить постепенное наращивание объемов использования национальных валют.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных