Журнал ПЛАС » Новости » Регуляторы »

Банк России подробно рассказал о будущем цифрового рубля

Банк ВТБ совместно с Ассоциацией корпоративных казначеев провели Open Talk «Цифровой рубль» с представителями Банка России. В рамках серии вопрос-ответ первый заместитель председателя Ольга Скоробогатова и заместителя председателя ЦБ РФ Алексея Заботкина подробно рассказали о будущем цифрового рубля. Беседу с руководителями регулятора провел Владимир Козинец, президент Ассоциация корпоративных казначеев.

Вопрос: Как Банк России планирует определять объемы будущей эмиссии цифрового рубля? Какие принципы будут приниматься в этой связи?

А. Заботкин: На самом деле объемы эмиссии национальной валюты диктуются денежно-кредитной политикой, а не то, что мы определяем объем эмиссии, но мы формируем денежно-кредитную политику исходя из нашей цели по инфляции в 4%. Соответственно, наши действия по денежно-кредитной политике формируют определенные денежно-кредитные условия в экономике и это, в свою очередь, диктует во многом динамику объема денег в обращении. При этом каким образом эти деньги распределены между формами денег — сейчас этих форм денег две — безналичные рубли в банках и наличные. В случае введения цифрового рубля будет три формы. Каким образом спрос на деньги распределяется между формами денег — это определяет уже непосредственно пользователь. То какая форма денег им нужна, в каком объеме. Хорошим примером этого является то, что мы видим рост спроса на наличность в связи с теми ограничениями и изменениями в экономической деятельности, которые повлекла за собой пандемия. Соответственно, у нас произошел low-увеличение наличных денег в обращении. По мере нормализации ситуации, мы ожидаем, что этот объем в течение последующего года-полутора будет опять нормализовываться, сокращаться.

Точно также с цифровым рублем, когда он будет введен, предложен обществу, общество само решит, сколько цифрового рубля им надо. Соответственно, мы уже будем определять денежно-кредитную политику, исходя из общих денежно-кредитных условий.

Вопрос: Каким образом вы получаете эту информацию?

А. Заботкин: Банки просят определенное подкрепление для осуществления своих операций в налично-денежном обращении. Соответственно, мы этот спрос удовлетворяем.

Вопрос: Т.е. нет никаких законодательных или внутренних ограничений ЦБ и все диктуется именно потребностью банков удовлетворить население в той или иной форме наличных денежных средств?

О. Скоробогатова: Будет диктоваться. Все-таки, как Алексей правильно сказал, цифровой рубль будет только выпускаться, мы планируем, и с точки зрения того, как это регулировать — эти вопросы еще предстоит решать. Потому что это третья форма денег, ее нельзя приравнять к наличным, либо безналичным. Почему третья форма денег, потому что есть свойства наличных, есть свойства безналичных, а есть еще новые инновационные возможности, которые позволяют технологии реализовать в цифровом рубле. Поэтому мы все-таки рассматриваем как три независимых формы денег. Но, действительно, с точки зрения свойств, с точки зрения применения оборота, вопрос правового обеспечения еще предстоит урегулировать и прописать и в законодательстве, и на уровне нормативных актов.

Вопрос: Не получится как с монетой. Насколько я понимаю, сейчас существенные проблемы, и они остаются для ритейловых сетей по поводу неравномерного распределения монетного фонда — где-то избыток, где-то недостаток. Банки просят у ЦБ монеты, сейчас уже даже идет речь о создании монетной биржи, чтобы ритейловые сети могли как-то распределять. По вашему, не может возникнуть внутреннего рынка цифровых рублей, которые могут несколько дестабилизировать обстановку.

О. Скоробогатова: Что касается монет, мы создали монетную площадку, которая очень хорошо работает, как раз где банки ритейлеры вместе выходят и в зависимости от спроса и предложения — покупают, либо продают. Очень хорошо работает. Мы эту практику будем распространять.

Мне кажется, что с точки зрения цифровых кошельков, как Алексей сказал, такого эффекта не должно возникнуть, потому что мы видим в принципе потоки наличных и безналичных, будем видеть цифровых рублей. И Центральный банк будет иметь возможность это гармонизировать.

Вопрос: Насколько будет прозрачной информация о транзакциях с цифровым рублем? Насколько она будет публична? Сложно представить, то цифровой рубль не может оставить след. Кому будет доступна эта информация?

О. Скоробогатова: Цифровой рубль уже сам по себе в слове «цифровой» содержит понимание того, что это будет цифровой код. И цифровые кошельки, естественно, будут тоже иметь номера. Мы видим себе то, что кошельки эти будут открываться (если мы говорим о модели C и D, например) на платформе Центрального банка, но доступ к этим кошелькам клиенты будут иметь через коммерческие банки. Т.е. двухуровневая система сохранится. Доступ к этим кошелькам клиент будет иметь через коммерческие банки. Т.е. двухуровневая система сохранится и большинство участников рынка высказались именно за двухуровневую систему, чтобы можно было эту инфраструктуру использовать.

Да, мы будем понимать номер кошелька с точки зрения кто за этим человеком стоит, все эти темы KYC будет на стороне банков, которые работают с клиентами, которые в принципе сейчас знают своих клиентов и должны знать. И с точки зрения цифрового рубля — это будет та же самая логика.

Вопрос: Получается, что развитие этой формы денег как то ударит по наличному обороту, особенно в теневой области?

А. Заботкин: Прямо, что оно ударит по наличному обороту, я бы так не сказал. Опять же, целью введения цифрового рубля не является замещение наличных денег. Мы понимаем, что в экономике есть граждане, которые на самом деле хотят оплачивать свои операции через наличное обращение — мы должны предоставить им услуги. Более того, могут быть разные опять-таки ситуации, в которых другой формы расчетов в принципе сделать будет невозможно. Безусловно, мы будем прорабатывать идею офлайн-платежей для цифрового рубля. но если есть какая-то местность, где нет не то, что интернета, а электричества, то возможно единственное, чем можно там рассчитываться все-таки останется наличный рубль. Поэтому об отказе от наличного обращения речи в принципе не идет.

О. Скоробогатова: Вы знаете, хорошая новость состоит в том, что у нас уже сейчас безналичные расчеты в розничном обороте 70% и мы за четыре года эту цифру в 4 раза увеличили, в то время как в Европе в отдельных странах (даже если взять Японию), уровень безналичных расчетов гораздо ниже чем в России. Т.е. мы в какой-то части отвечая на ваш вопрос, эту проблему уже решили. А с точки зрения цифровых кошельков, я думаю, что это будет дополнение к безналичным расчетам. Да, и часть операций многим клиентам самим будет удобнее делать через кошельки. Поэтому в этой части уровень прозрачности точно увеличится.

Вопрос: Планируете ли вы популяризировать идею цифрового рубля в обществе?

А. Заботкин: Банк России не ставит перед собой задачу развития новой продуктовой линейки под названием цифровой рубль. Мы рассматриваем цифровой рубль как некоторое новое решение, которое мы ощущаем, что оно будет востребовано обществом. И, соответственно, мы считаем, что это наша обязанность как организации которая ответственна за поддержание платежной системы и национальной валюты, предложить эту опцию обществу. Насколько общество будет готово иметь желание этим воспользоваться будет опять же, как я уже отвечал, в ответе на первый вопрос, будет определяться сравнительными преимуществами для конкретных ситуаций, для конкретных граждан и бизнесов использовать цифровой рубль в сравнении с наличными рублями или безналичными рублями в банках.

Вопрос: Какой выбранной модели взаимодействия с финансовыми институтами сейчас склоняется Банк России? Будете ли вы осуществлять полный контроль за цифровым рублем или отдадите это банкам? Будет ли проводиться интеграция с какими-то другими участниками рынка, такими как Московская биржа, какие-то платежные системы, другие.

О. Скоробогатова: Мы все-таки доклад выпустили для того, чтобы понять предпочтения рынка. Могу сказать, что после четырех обсуждений на разных площадках (у нас недавно было обсуждение на площадке в Госдуме) подавляющее большинство участников, что важно, не только банков, но и других организаций, склоняются к модели D. Модель D — это двухуровневая система, когда, еще раз подчеркну, клиент обслуживается в банке или в финансовом посреднике, которым мы хотим дать доступ тоже к платформе Центрального банка — расчетные счета, KYC и все продукты и кредиты банковские непосредственно банк или финансовый посредник предлагает клиенту и клиент открывает кошелек на платформе Центрального банка через приложение того банка, где он обслуживается. А почему мы такую модель видим для себя тоже целесообразной, потому что мы считаем что в этом случае мы сохраняем как раз двухуровневое взаимодействие между финансовыми игроками и Центральным банком. Мы не берем на себя роль коммерческого игрока, потому что все, что касается продуктов, сервисов и тарифов на существующий продукт, на существующую линейку продуктов, сервисов, которые сейчас есть — она остается за банками, за финансовыми посредниками. Но что они делают, действительно, по поручению клиента, это открывают кошелек на нашей платформе через свое приложение и в случае если клиент хочет воспользоваться переводом они дают ему тоже такую возможность. Т.е. вот эта связка и интеграция между нашей платформой и платформой игроков предусмотрена и, я думаю, что нужно будет с участниками рынка очень четко определить правила этой интеграции, как она будет работать, предусмотреть меры безопасности и, конечно же, прежде всего, обратить внимание на бесперебойность и непрерывность сервиса. Что для клиента будет интересно в случае если этот сервис будет доступен везде и всегда.

Вопрос: Будут ли финансовые посредники подлежат регулированию со стороны Центрального банка?

О. Скоробогатова: Мы считаем, что нужно рассматривать вопрос их допуска и регулирования на платежный рынок. Очень хороший путь уже прошла Европа. Потому что Европа с точки зрения допуска небанковских учреждений на самом деле где-то 5-7 лет назад в рамках своего нового законодательства как раз с точки зрения осуществления платежей разными игроками дала возможность в рамках регулирования таким игрокам на рынке быть. И с точки зрения конкуренции, и с точки зрения выбора потребителя, мне кажется, это правильное направление. Мы об этом направлении точно думаем.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных