Банки в сегменте самозанятых. Места хватит всем?

Виктор Жидков, директор департамента малого и среднего бизнеса Московского кредитного банка (МКБ), в своем интервью журналу «ПЛАС» рассказывает о том, как банки относятся к перспективе обслуживания самозанятых, о происходящей в России «ментальной революции» и о том, кто сможет снять сливки с нового сегмента банковского обслуживания.

ПЛАС: Как вы в целом оцениваете состояние сектора МСБ? В каком самочувствии малый и средний бизнес подошел к концу весьма сложного 2020 года?

В. Жидков: Достаточно посмотреть на государственную статистику, чтобы убедиться — МСБ уже длительный период времени демонстрирует отрицательную демографию: количество компаний малого и среднего бизнеса неуклонно снижается. Но и действующему малому и среднему бизнесу очень трудно выживать. МСБ и микробизнес сосредоточены в сфере обслуживания, там, где нужно очень быстро, грамотно и качественно обслужить население.

Проблема заключается в том, что владельцам бизнеса приходится достаточно долго искать инвестиции. Плюс к этому падает спрос со стороны населения на товары и услуги МСБ, поскольку доходы людей снижаются. Негативное влияние оказала и пандемия. Есть сферы экономики, которые просто не способны выдержать 3‑4 месяца без притока выручки. Компаниям, работающим в них, приходится идти, в лучшем случае, на заморозку своей деятельности.

ПЛАС: А как сказываются на положении и развитии МСБ новые технологические возможности? Используют ли их компании малого и среднего бизнеса?

В. Жидков: Да, конечно. Например, достаточно легко стало зарегистрировать новую компанию без бумажной волокиты и безумных временных затрат. С другой стороны, появляются новые возможности для проведения маркетинговых кампаний, осуществления расчетов, упрощаются издержки, связанные с содержанием бухгалтерии, и т. д. Но главной проблемы в виде снижения спроса и сложностей с привлечением инвестиций представители МСБ решить не могут.

В то же время нельзя забывать: малый бизнес — как птица-­феникс. Когда один предприниматель по тем или иным причинам прекращает свою деятельность, на его месте сразу же появляется другой. Всегда, даже при самых благоприятных условиях, были бизнесмены, не сумевшие просчитать риски, и всегда были те, кто благодаря своей настойчивости и умениям создавал в «пустыне» настоящие шедевры бизнеса. Сейчас появление таких шедевров тем более вероятно, потому что государство внедрило принципиально новый способ ведения предпринимательской деятельности.

ПЛАС: В чем же, на ваш взгляд, суть этой инициативы?

В. Жидков: В возможности стать самозанятым. Ничто не препятствует вам, будучи наемным работником, ­что-то генерить, изобретать в свободное от работы время и продавать результаты своего труда на различных электронных площадках. Например, в Facebook, Инстаграм, ВКонтакте и т. д. Это очень интересная история: фактически самозанятым дается зеленый свет.

 

 

ПЛАС: Но ведь считается, что россияне исторически привыкли работать на одну компанию или госструктуру — иными словами, на одном и том же месте за одну и ту же зарплату.

В. Жидков: А вот это мнение как раз ошибочно! Специфика нашего исторического наследия — в том, что в силу многих причин, в том числе и экономических, российские граждане всегда активно подрабатывали. Это приносило им дополнительные заработки, но их труд, как и результаты этого труда, при этом не были защищены. Сейчас же такие предприниматели фактически получили возможность очень быстро и легко, с помощью элементарных действий, стать работающими официально и получать законное вознаграждение за свой труд.

Происходит настоящая революция в менталитете. Человек становится сам себе руководителем, у него меняется мотивация: он старается работать как можно лучше, потому что знает: не выполнишь работу — не получишь вознаграждения, того самого финансового эквивалента своего труда.

ПЛАС: Иными словами, на смену административной мотивации приходит чисто экономическая мотивация?

В. Жидков: Да. Такой эксперимент по вовлечению людей в сферу самозанятости уже был проведен в четырех субъектах Федерации. Причем во всех четырех он оказался очень успешным и наглядно продемонстрировал: таким образом решаются две важнейшие задачи. Обычным людям дается возможность реализоваться, продавая результаты своего труда, и одновременно увеличивается собираемость налогов. Всего 4‑6% от дохода — почему бы и нет?

ПЛАС: А в чем заключаются новые возможности для банков благодаря появлению этой категории клиентов? Судя по восторженной реакции многих финансово-­кредитных организаций, эти плюсы весьма существенны для банков.

В. Жидков: Банки, как регулируемые организации, заинтересованы в том, чтобы во всех сферах бизнеса, во всех сферах экономики действовали четко сформулированные правила игры, и не было простора для возникновения «странных» финансовых отношений между банковскими клиентами. И это первый момент. Второй момент — в том, что банки понимают: вновь возникающие экономические взаимоотношения можно быстро взять под свое крыло, можно сделать обслуживание таких взаимоотношений выгодным и удобным для клиентов сервисом. А поскольку уже сейчас очевидно, что количество самозанятых будет расти, то банки, которые сумеют вложить разумные ресурсы в создание продуктов и услуг для самозанятых, смогут неплохо заработать.

 

 

ПЛАС: А какие конкретные продукты и сервисы банки могут предлагать таким клиентам? Идет ли речь о неких специфических разработках или под потребности нового сегмента можно кастомизировать уже имеющиеся предложения?

В. Жидков: Начнем с того, что лежит на поверхности, — в первую очередь это обслуживание расчетных счетов, которые адаптированы под вид деятельности самозанятых. Такие люди будут заинтересованы в проведении удобных расчетов, чтобы это было «мгновенно, быстро, красиво». Еще один момент: надо разработать такую тарифную политику, которая будет удобна именно для паттернов поведения самозанятых.

Но не все лежит на поверхности, есть интересные вещи, которые сразу не разглядишь. За этим рынком важно понаблюдать, чтобы, проанализировав, разработать правильные продуктовые гипотезы. По итогам первых наблюдений могу сказать, что самозанятые, как оказалось, делятся на два типа. Первый — это граждане, которые могут сами выйти на рынок и предлагать собственные знания и навыки в качестве товара или услуги, используя при этом соцсети, мессенджеры или «сарафанное радио». А второй тип самозанятых — люди, не готовые сами искать клиентов, но готовые выполнять разовые работы.

ПЛАС: Как эта схема работает на практике?

В. Жидков: Компания нанимает такого человека — не берет его в штат, а именно нанимает для выполнения определенных работ. Банк регистрирует человека в качестве самозанятого, открывает для него счет, в дальнейшем при каждой выплате вознаграждения компанией-­партнером банк от имени самозанятого выставляет чеки контрагенту. Также банк сам платит налоги за самозанятого. Это очень удобно и для компании-­нанимателя, и для самозанятого. Таким образом, речь идет о полном спектре обслуживания, который мы в банковской группе МКБ уже предоставляем. Это уже не расчеты — это обслуживание экономических отношений.

ПЛАС: А что касается иных продуктов? Наверняка самозанятые проявляют интерес к кредитованию. Возможны ли в этой сфере ­какие-то новации, «заточенные» специально под них?

В. Жидков: Совершенно верно. Например, один из таких продуктов — овердрафт по картам самозанятых. Если мы видим, что держатель карты — дисциплинированный человек с хорошей кредитной историей, имеющий постоянный источник дохода, то почему бы не сделать ему овердрафт по карте? Можно также успешно развивать такое направление, как страхование, — ведь долгое время никто не задумывался о подобном сервисе для самозанятых. Наконец, из некоммерческих продуктов можно предлагать различные программы по повышению финансовой грамотности самозанятых.

ПЛАС: Каковы, на ваш взгляд, основные критерии, которыми руководствуется на сегодняшний день самозанятый при выборе банка? Какие каналы коммуникации с банком предпочитают самозанятые?

В. Жидков: Для самозанятого, если он работает самостоятельно и идет в банк за сервисом, первичны тарифы, удобство мобильного приложения и т. д. Если речь идет о юридическом лице, привлекающем самозанятых, то на первый план выходит надежность банка, его устойчивость. И конечно же, все самозанятые хотят дистанционно, без визита в отделение, решать все свои вопросы.

 

 

ПЛАС: Можно ли уже сегодня утверждать, что структура рынка в работе с самозанятыми сформировалась? Появились ли уже банки, которые являются признанными лидерами этого направления?

В. Жидков: Структура рынка еще не сформировалась, поэтому говорить о его лидерах явно преждевременно — пока мы видим только первопроходцев, и, что интересно, они другие, чем в сегменте малого бизнеса. Последними, скорее всего, подтянутся на это «поле» наиболее консервативные банковские организации.

ПЛАС: А как вы оцениваете потенциальную емкость рынка самозанятых?

В. Жидков: Я полагаю, что только трудовых мигрантов у нас порядка 10 млн человек. Плюс еще 20% экономически активного населения — все эти люди легко могут ­что-то делать самостоятельно, просто пока либо не привыкли, либо не решаются действовать в силу тех или иных причин. Но, как я уже говорил выше, мы переживаем ментальную революцию, и рано или поздно они тоже придут на рынок самозанятых.

ПЛАС: У банковской группы МКБ наверняка есть вполне конкретные планы на 2021 год — и по обслуживанию самозанятых, и по МСБ. Не могли бы вы ими поделиться?

В. Жидков: Мы продолжим активно осваивать этот сегмент, думаю, сюда будут подтягиваться и другие банки, и в этом для нас нет ничего тревожного. На самом деле это огромный рынок, и чем больше на нем будет участников, тем лучше, места хватит всем.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных